Огромная плазма: интернет-магазин цифровой и бытовой техники и электроники, низкие цены, большой каталог, отзывы.

Содержание

Самые большие телевизоры в мире

В наше время телевизор уже стал неотъемлемой частью любого дома, электронным устройством без которого просто невозможно обойтись. Большая диагональ телевизора – это то, чем принято удивлять друзей и знакомых, пришедших в гости. Кроме того, именно телевизоры с большой диагональю позволяют в полной мере насладиться яркой и насыщенной картинкой, а также получить настоящие впечатления от просмотра фильма, сравнимые с походом в самый современный кинотеатр. Размеры объектов, отображаемых на картинке большого телевизора, вполне сопоставимы с реальными, что и создает удивительный эффект присутствия.

Еще не так давно телевизоры с диагональю 42 или 50 дюймов считались достаточно большими и найти их на рынке было не всегда просто. Но за последние годы обозначилась одна ярко выраженная цель в гонке производителей бытовой техники – размер экрана. Производители стремятся обогнать друг друга, предлагая в свободной продаже модели с большими и сверх большими диагоналями. Наверное, многие пользователи задаются вопросом, какой же телевизор в настоящее время можно назвать самым большим в мире?

Однозначного победителя здесь нет, поскольку в телевизорах сегодня применяются различные технологии изображения. Не очень корректно сравнивать, например, диагонали экрана телевизора с LED-подсветкой и плазменной модели. В связи с этим стоит выделить сразу несколько моделей телевизоров, которые могут претендовать на звание самого большого в мире.

Самый большой LED-телевизор в мире

Самым большим LED-телевизором в мире до последнего времени считалась модель Aquos LC-90LE745U от компании Sharp, которая, нужно отметить, активно вовлечена в этот процесс «гигантомании», наряду еще с несколькими производителями. Телевизор Aquos LC-90LE745U, выполненный в тонком изящном дизайне с лицевой панелью из шероховатого алюминия, имеет диагональ экрана 90 дюймов. Ширина этого устройства составляет около двух метров, толщина корпуса — 125 мм, а общий вес – порядка 64 килограмм, что не так уж много для телевизора с такой огромной диагональю.

Несмотря на большие размеры, телевизор Sharp оказался достаточно экономичен в энергопотреблении, что объясняется использованием качественной светодиодной подсветкой (LED). Эта модель поддерживает разрешение 1920 х 1080 пикселей обладает динамической контрастностью 8 000 000:1 и углами обзора 176 градусов по вертикали и горизонтали. Картинка на экране огромного телевизора Sharp выглядит невероятно четко.

Устройство имеет большое количество разъемов для подключения самых разнообразных устройств и интегрированный адаптер беспроводной связи Wi-Fi для доступа к веб-ресурсам. Как и все новомодные модели телевизоров, Aquos LC-90LE745U поддерживает работу с 3D-контентом. Недаром в комплект поставки входят две пары очков. На момент выхода этот LED-телевизор с диагональю 90 дюймов стоил более 11 тысяч долларов.

Однако телевизор Sharp, можно сказать, уже история, поскольку недавно на рынке появился уникальный LED-телевизор под названием C SEED 201 для владельцев частных домов с большим задним двором.

Он обладает диагональю экрана в 201 дюйм, то есть более пяти метров! Модель C SEED 201 является совместной разработкой инженеров компании Porsche Design Studio из Целль-ам-Зе (Австрия), которые уже занимались созданием экранов на светодиодах для таких крупных событий, как Каннский кинофестиваль и гонки Формула-1. Выполненный по ультрасовременной LED-технологии, гигантский телевизор C SEED 201 был удостоен множества наград за лучший дизайн.

Это устройство обладает уникальной конструкцией. Дело в том, что когда телевизор не работает, он располагается в водонепроницаемой шахте под землей. Как только пользователь нажимает кнопку на пульте дистанционного управления телевизора, автоматически открывается крышка шахты хранения. Специальная колонная опора поднимается вверх на пятнадцать футов. Как только достигается заданная высота, семь модульных панелей с большими экранами разворачиваются, чтобы превратиться в тот самый 201-дюймовый телевизор со светодиодной подсветкой.

Весь этот процесс до появления телевизора, готового к трансляции, занимает порядка двадцати пяти секунд, при том, что вес только одного экрана C SEED 201 составляет 1,4 тонны. Гигантский экран может вращаться и поворачиваться на угол до 135 градусов. Сам телевизор, образуемый из нескольких LED-панелей, также отличается водонепроницаемым корпусом. Интересно, что эти группы модульных панелей формируют дисплей телевизора без всякого заметного шва.

Естественно, что с качеством изображения у телевизора C SEED 201 все в порядке. Ведь в нем используется 725 тысяч светодиодов, которые обрабатывают изображения до 100 000 раз в секунду и производят 4,4 трлн. цветов. Яркость гигантского экрана составляет внушительные 5000 нит. В конфигурацию устройства также входит встроенная аудиосистема с пятнадцатью колонками и тремя сабвуферами мощностью 700 Вт каждый.

Инженеры, разработавшие эту удивительную модель, не забыли о средстве обеспечения безопасности – на пульте ДУ телевизором присутствует сканер отпечатков пальцев. Стоимость самого большого в мире LED-телевизора доходит до отметки 700 000 долларов.

Самая большая «плазма» в мире

Звание самого большого и одновременно самого дорогостоящего плазменного телевизора в мире принадлежит профессиональной модели TH-152UX1W с технологией 3D от компании Panasonic.

Диагональ этой «плазмы» составляет 152 дюйма, то есть 386 сантиметров. Телевизор TH-152UX1W был продемонстрирован на выставке потребительской электроники CES в Лас-Вегасе в 2010 году. Устройство обеспечивает глубокое погружение в игры и фильмы благодаря огромному экрану и высокому качеству изображения.

Телевизор Panasonic поддерживает разрешение 4096 x 2160 пикселей (4K2K). Это означает, что он способен отображать в четыре раза больше информации, чем можно вывести на обычную FullHD панель (1920 x 1080 пикселей). Модель укомплектована широким набором разъемов и интерфейсов.

В этой самой большой плазменной панели в мире были реализованы все последние технологические разработки компании, включая сверхскоростную технологию управления матрицей для обеспечения более высокой четкости 3D-изображения. Трехмерное изображение разделяется по кадрам для каждого глаза, а затем поочередно выводится на экран со сверхвысокой скоростью. Специальные очки прецизионно синхронизируют подачу кадров для каждого глаза зрителя по очереди, избегая эффекта мерцания.

Применяемая здесь фирменная технология 3D 24p SmoothFilm улучшает глубину стереоскопической картинки. По мнению представителей японской компании, 152-дюймовый плазменный телевизор TH-152UX1W прекрасно подходит не только в качестве основы для домашнего кинотеатра, но и для широкого спектра деловых, медицинских или образовательных нужд. Цена самой большой «плазмы» в мире соответствующая – около одного миллиона американских долларов.

Телевизор рекордсмен

Впрочем, телевизор Panasonic с диагональю 152 дюйма и 201-дюймовая модель C SEED 201 все же не дотягивают до впечатляющего рекорда, установленного еще в 2007 году. Тогда компания Tecnovision представила свою уникальную разработку. Это поистине гигантский телевизор с фантастической диагональю в 205 дюймов. Размеры этого устройства до сих пор впечатляют и остаются недосягаемыми для других производителей, даже несмотря на то, что индустрия телекоммуникационных систем и технологии создания изображения стремительно развиваются в последние годы.

Благодаря своей разработке компания Tecnovision получила заслуженное место в книге рекордов Гиннеса.

Размеры экрана этого телевизора на жидких кристаллах составляют 4,55 x 2,56 метра. Для его подсветки применяется 750 тысяч светодиодов. Телевизор от Tecnovision поддерживает разрешение HD. На момент своего появления он стоил около 400 тысяч евро, что сопоставимо с покупкой хорошей квартиры. Впрочем, помимо огромных затрат, желающему приобрести телевизор Tecnovision придется всерьез задуматься над тем, как же впихнуть эту махину в свое жилище.

Плазменных телевизоров — огромный выбор по лучшим ценам

Plasma Televisions

A plasma television is a type of flat panel display that employs plasma technology to achieve a high picture quality and thin form factor. Plasma TV technology was one of the major successors to CRT televisions in the late 1990s. The manufacturing of plasma displays effectively ended throughout the United States in 2014.

What are plasma screens made from?

A plasma screen is composed of electrically charged gases held inside small light cells. The electrically charged gases are mostly made of noble gases such as neon and xenon, plus a small amount of other gases like mercury vapor. Once a voltage is applied to the gases, the light cells fire in specific patterns to create all the colors of the spectrum.

What are the advantages of plasma?

Plasma screens are primarily sought for the following advantages:

  • A large contrast ratio with deeper blacks and brighter whites
  • A wide color gamut that can reproduce colors with a high degree of accuracy
  • Minimal motion blur due to the high refresh rate and high response time
  • A wide viewing angle that does not degrade when viewed from the sides
  • Uniform brightness levels across the entire surface of the television
  • The best plasma TVs have a lifespan of around 100,000 hours before the brightness levels significantly degrade
  • Finally, plasma screens can are made in large sizes, up to 150 inches

Although plasma screens have their advantages, the image quality ultimately depends on the design and manufacturing process of the TV itself.

What is the power output and temperature of a typical plasma screen?

The heat of a typical plasma panel can commonly exceed 80 degrees Fahrenheit, and for a 50-inch display the power consumption is around 400 watts. Due to the hot gases and high energies involved in producing visible light on the screen, a plasma TV heats up quite high during its operations.

Are plasma sets capable of up-scaling?

Yes, the TV will automatically scale the image to fit the native resolution of the display. For instance, if the native resolution is 1080p and the incoming video signal is 480p, then the TV will scale up the 480p image to fit the entire surface of the 1080p TV. The quality of the video scaling process depends on the up-scaling algorithm used by each manufacturer.

Are plasma displays capable of high definition?

Yes, plasma screens are available in both 720p and 1080p high-definition resolutions, along with some unique resolutions in between. Plasma technology is capable of achieving higher resolutions, but few plasma TVs were produced beyond 1080p resolution.

What kind of inputs do plasma TVs use?

Plasma screens can use S-video, component, composite, or HDMI, depending on the type of set. HDMI is the standard for high-definition screens, but earlier TVs may use S-video or component.

«Почта России» и «Яндекс» запустят доставку из отделений за час — Экономика и бизнес

МОСКВА, 2 июня. /ТАСС/. «Почта России» и «Яндекс» запустят доставку из почтовых отделений за 60 минут. Об этом говорится в сообщении почтового оператора.

«Почта России» и «Яндекс» расширяют сотрудничество в электронной торговле, а также запускают экспресс-доставку посылок и интернет-заказов из почтовых отделений. Соглашение о сотрудничестве будет подписано в рамках Петербургского международного экономического форума. Чтобы курьер привез посылку из отделения связи, пользователям нужно будет выбрать опцию «Заказать экспресс-доставку» в приложении или на сайте «Почты». Получить заказ можно будет в течение 60 минут с помощью «Яндекс.Доставки», или его привезут собственные курьеры «Почты России», — говорится в сообщении.

Компании также обсуждают расширение партнерства в электронной коммерции. «Яндекс.Маркет», который активно развивает онлайн-продажи модной одежды, сможет первым из российских маркетплейсов получить доступ к примерочным, которые будут расположены в пунктах выдачи заказов на территории почтовых отделений. Клиенты «Маркета», забирающие покупки в почтовых отделениях, смогут проверить, подходит ли им заказанная одежда.

Еще одно направление сотрудничества, которое обсуждают Яндекс и почтовый оператор — это услуга drop-off для продавцов «Маркета». Они смогут напрямую отправить товар покупателям через почтовые отделения, минуя склады и сортировочные центры маркетплейса.

«Соединяя технологии «Яндекса» и огромный опыт «Почты России», мы сможем вместе создать не только удобные сервисы, но и принципиально новые сценарии в доставке посылок и заказов с маркетплейса — как для продавцов, так и для покупателей. В конечном счете это сделает онлайн-торговлю более доступной и поможет самым разным магазинам, в том числе из малого и среднего бизнеса, расширить свое присутствие на рынке», — цитирует пресс-служба почтового оператора директора бизнес-группы по электронной торговле и логистическим сервисам «Яндекса» Даниила Шулейко.

По словам замгендиректора по электронной коммерции «Почты России» Алексея Скатина, сотрудничество с «Яндекс.Доставкой» и «Яндекс.Маркетом» позволит компании предоставить клиентам еще больше возможностей при получении товаров. «У «Почты» более 42 000 почтовых отделений по всей стране — это уникальное географическое покрытие. И экспресс-доставка из отделений поможет миллионам людей, не выходя из дома, получать покупки даже в самых отдаленных регионах. В дальнейшем мы планируем подключать к экспресс-доставке и других игроков», — отметил Скатин.

прогноз и расписание на июнь 2021 года

04 июня 2021 00:10     Фото: biletik. aero

Любые геомагнитные возмущения, происходящие с нашей планетой, напрямую зависят от процессов, которые в это время происходят на Солнце. В то время, как на нашей звезде происходят вспышки в областях темных пятен, в космос попадают частицы плазмы, которые на огромной скорости несутся к планетам солнечной системы. Когда эти частицы достигают атмосферы нашей планеты, они становятся причиной геомагнитных колебаний Земли.

Июнь 2021 и Июль 2021 года скорее всего не будут огорчать нас частыми и сильными магнитными бурями. Особо серьезных вспышек на солнце пока не предвидится, а ученые предупреждают нас лишь о весьма незначительных геомагнитных колебаниях. Таким образом, в первый месяц лета нас ждут две магнитные бури — с 11 по 12 июня и с 15 по 17 число. 

Зная, когда будут магнитные бури в июне, можно подготовиться к ним и облегчить свое состояние в период возмущений.  

Реакция на магнитные бури у каждого своя. Кроме того, вопрос влияния геомагнитных колебаний земли на самочувствие человека до сих пор досконально не изучен учеными.
В дни предшествующие магнитным колебаниям и в сами дни магнитных бурь воздержитесь от принятия алкоголя и обильной еды, включающей в себя жирное, острое, соленое. На этот период лучше соблюдать умеренность в еде и стараться сделать акцент на здоровой пище. Больше пейте чистой воды. Не пренебрегайте чаями, компотами, травяными смесями, цикорием. Старайтесь употреблять те напитки, которые не оказывают сильное влияние на вашу сердечно-сосудистую систему. Постарайтесь воздержаться от кофе, крепких и бодрящих чаев.


Единственный способ избавиться от грыжи – сделать операцию

Григорий Александрович, что такое паховая грыжа и почему она возникает?

– Этот недуг известен еще с давних времен. Основная причина появления паховой грыжи – длительно существующее несоответствие между силой внутрибрюшного давления и сопротивления ему определенных участков брюшной стенки. В результате возникает растяжение мышечных тканей. Через отверстия в брюшной стенке внутренние органы (чаще всего петли кишечника) выходят из живота под наружный покров тела или в другую полость. К естественным отверстиям брюшной стенки относится паховый канал, где часто и формируются так называемые паховые грыжи. Чрезмерные физические нагрузки, недозированные силовые упражнения с нагрузкой на живот, болезни кишечника, сопровождающиеся запорами, – все это может послужить причиной возникновения грыжи. Пол, возраст, особенности телосложения также являются предрасполагающими факторами для формирования этой патологии. Говоря о приобретенных паховых грыжах, следует отметить, что они возникают в основном у взрослых мужчин в результате тяжелой физической работы, связанной, в частности, с поднятием тяжестей.

– Насколько распространено это заболевание?

– Паховая грыжа – очень распространенная патология. В структуре плановых операций в общей хирургии пластика паховой грыжи стоит на первом месте. Пока грыжа поддается вправлению, ситуация не критическая. Но достаточно часто возникает ущемление грыжи (сдавление) в области грыжевых ворот, через которые происходит выпячивание внутренних органов из брюшной полости. Это очень опасное состояние, которое может привести к омертвению тканей и воспалению брюшной стенки. Фатальные исходы при ущемлении грыжи отмечаются в 4–11 % случаев. Наиболее уязвимы в этом плане пациенты старшего возраста. Экстренная госпитализация позволяет оказать необходимую помощь. Однако операция при ущемленной грыже всегда сложнее планового вмешательства и часто сопровождается осложнениями. Необходимо понимать: если грыжа сформировалась, то самостоятельно она уже не исчезнет. Единственный способ от нее избавиться – сделать операцию. Чтобы избежать возможных осложнений, лучше сделать ее в плановом порядке.

– Имеются ли какие-то противопоказания к проведению подобной операции?

– Операции не подлежат пациенты с так называемыми абсолютными противопоказаниями. Еще в конце XIX века немецкие хирурги сформулировали принципы противопоказаний к плановой операции по поводу грыжи: «слишком молодой», «слишком пожилой» и «слишком больной». Так и до сих пор младенцы, люди преклонного возраста и пациенты с декомпенсированными заболеваниями и состояниями не подлежат плановому хирургическому лечению. В этих случаях консилиумом специалистов решается вопрос об избираемой тактике. Консервативное лечение у взрослых заключается в ограничении физических нагрузок, соблюдении диеты, регулировании стула, ношении бандажа.

– Какие существуют подходы к хирургическому лечению грыж?

– Традиционные операции с устранением грыжи и ликвидацией слабых мест с применением собственных тканей имеют огромную историю. Существует более 300 способов проведения подобных операций. Прогресс развития хирургии только за последние 40 лет позволил разработать еще около 50 новых способов, которые направлены на уменьшение частоты возможных рецидивов и осложнений лечения. Активно развивается лапароскопическая хирургия. Сегодня в нашей больнице порядка 50 % операций по поводу паховых грыж выполняется лапароскопическим путем. Благодаря высокому техническому оснащению и возможности тренинга со специальным оборудованием и инструментами все хирурги нашего стационара освоили лапароскопические операции и совершенствуются в их исполнении. Современным и эффективным методом пластики грыжи является применение сетчатых имплантов. При проведении операции они вшиваются в брюшную стенку и создают каркас, который впоследствии обрастает собственными тканями организма и укрепляет ее (операция по Лихтенштейну). Использование этих материалов позволяет добиться быстрой реабилитации пациента и снижает частоту рецидивов заболевания. Европейским геронтологическим обществом в настоящее время рекомендованы и лапароскопические способы пластики грыжевых дефектов. Это ненатяжные виды пластики, при которых имплантируется сетчатый протез над или под брюшину под оптическим контролем с использованием лапароскопической технологии. В нашей больнице применяются все эти методики. В содружестве с коллегами из Университетской клиники МГМСУ им. А. И. Евдокимова, расположенной на базе больницы, мы разрабатываем и внедряем новые способы хирургического лечения различных заболеваний. В этом году нами получен патент на совместную разработку по способу фиксации специальной сетки при лапароскопическом лечении паховой грыжи. Применение его на практике позволило не только оптимизировать хирургическое лечение паховых грыж, но и сэкономить значительные бюджетные средства.

– Как при таком огромном количестве методик можно выбрать оптимальный для пациента способ выполнения операции? – Сложности у специалистов возникают часто при лечении рецидивных и гигантских паховых грыж. В этих случаях выбор техники операции должен быть тщательно оценен с учетом всех нюансов. В 2006 году во время стажировки в Берлине в клинике профессора Уве Баера, будучи участником операций и наблюдая за проведением консилиумов по выбору методики операции, я видел, как скрупулезно при полном техническом арсенале выбирается немецкими коллегами способ операции. Оценивается все: сложность пластики брюшной стенки, ожидаемая длительность операции, возможный процент рецидива, операционно-анестезиологический риск. Все эти факторы в совокупности определяют объем предстоящей операции и методику, о чем обязательно информируется пациент. Данная практика внедрена и у нас, что позволяет обоснованно разрешать возникающие вопросы. На медицинских консилиумах, в которых наряду с хирургами участвуют другие профильные специалисты: терапевты, неврологи, реаниматологи, кардиологи, – коллегиально выбирается тактика лечения и наиболее оптимальный для каждого конкретного пациента способ выполнения оперативного вмешательства.

– Как вы считаете, почему многие россияне все же предпочитают выполнять операции за рубежом?

– Действительно, некоторые сограждане делают выбор в пользу заграницы. Почему? Располагая немалыми средствами, они едут лечиться из соображений анонимности, за эксклюзивными методиками, а также к конкретным специалистам, о которых имеют привлекательную информацию. Но сегодня в столичном регионе концентрация сил и средств вполне достаточна для оказания любых видов специализированной медицинской помощи. В масштабах больницы мы располагаем примерами, когда наши коллеги, имеющие родственников в дальнем зарубежье и возможность организовать свое лечение в западных клиниках, однозначно делают выбор в пользу московских клиник. Во-первых, известен высокий уровень нашей оснащенности и подготовленности медицинских кадров; во-вторых, нет отличий по итогам лечения, в-третьих – комфорт пребывания в родной языковой среде очевиден, и в-четвертых – нет расходов на трафик, действует наш страховой полис и доступна самая разнообразная высокотехнологичная медицинская помощь. Важно и то, что можно выбрать для себя наиболее привлекательное лечебное учреждение на основании объективной открытой некоммерческой информации

Автор: Ирина Степанова

новые штрихи к портрету • Айк Акопян • Новости науки на «Элементах» • Астрофизика, Черные дыры

В апреле 2019 года коллаборация Телескопа горизонта событий (Event Horizon Telescope, EHT) опубликовала первое «фото» ближайших окрестностей сверхмассивной черной дыры, находящейся в центре гигантской эллиптической галактики M87. Галактика удалена от нас примерно на 53 млн световых лет, а размер запечатленной области составляет несколько световых дней. Такой феноменальной разрешающей способности удалось добиться благодаря тому, что EHT — это не один телескоп, а система из нескольких крупных радиотелескопов, расположенных на разных континентах, но работающих как единое целое. Коллаборация продолжала работать, и сейчас, спустя два года ученые представили новую порцию данных. Им удалось запечатлеть поляризованное излучение от аккреционного диска вокруг этой черной дыры, тщательный анализ которого позволил многое понять про структуру магнитного поля в ее окрестностях. В некотором смысле этот результат даже важнее, чем «портрет» черной дыры, полученный два года назад, так как он позволил достаточно надежно определить режим, в котором аккрецирует эта дыра. По удачному совпадению недавно же была опубликована и статья нескольких научных групп, работающих на самых разных телескопах (как наземных, так и космических), которые провели наблюдения бьющего из этой черной дыры джета в широкой области электромагнитного диапазона. Из нее следует, что до полного понимания всех процессов, которые порождают джеты и и происходят внутри них, довольно далеко, но зато сейчас теоретики получили новые ограничения на параметры своих теорий.

Предыстория

Черные дыры — объекты с самой высокой плотностью энергии в нашей Вселенной: в достаточно малом по астрофизическим меркам объеме сконцентрирована гравитационная и вращательная энергия огромного количества вещества, которое когда-то сформировало эту дыру. 2\), подробнее об этом см., например, в задаче Испарение черных дыр). Размер «звездных» черных дыр лежит в диапазоне от нескольких до пары десятков километров. А вот радиус горизонта СМЧД — это уже поистине астрономическая величина: от нескольких радиусов Юпитера (сотни тысяч км, это порядка одной световой секунды) до нескольких десятков астрономических единиц (1 а. е. ≈ 1,5·1011 м, то есть речь идет о миллиардах километров — или световых часах).

Распространено представление о черных дырах как о чрезвычайно «прожорливых» объектах, которые поглощают оказавшееся поблизости вещество и благодаря этому только увеличивают свою массу. Если не вдаваться в детали, то дело примерно так и обстоит. Тем удивительнее, что природа умеет «извлекать» энергию из этих объектов в процессе аккреции. Вокруг СМЧД в центрах галактик вещество из межзвездного пространства постепенно теряет момент импульса и формирует аккреционный поток, который медленно, но верно падает на черную дыру.

По мере приближения к горизонту событий вещество теряет гравитационную энергию и из-за этого нагревается. Изначально холодный неионизированный газ нагревается до миллиардов кельвинов. При этом средняя энергия электронов и протонов становится во много раз больше энергии связи в атомах — вещество полностью ионизируется. В результате медленное и размеренное течение межзвездного водорода в нескольких световых годах от горизонта событий на расстоянии нескольких световых дней от него становится очень горячим электрон-протонным супом, движущимся со скоростью, близкой к скорости света. Что важно, нагретая плазма имеет свойство излучать, и это излучение можно попытаться увидеть! А что еще важнее, если в аккреционном диске присутствуют магнитные поля, то это излучение еще и поляризовано и, измерив поляризацию, можно узнать структуру магнитного поля. Но об этом ниже.

Почему вообще в аккреционном диске должны существовать магнитные поля? Причин может быть несколько (к примеру, генерация магнитных полей в результате так называемого «динамо» в аккреционных дисках, см. работы M. Liska et al., 2020. Large-scale poloidal magnetic field dynamo leads to powerful jets in GRMHD simulations of black hole accretion with toroidal field и A. Brandenburg et al., 1995. Dynamo-generated Turbulence and Large-Scale Magnetic Fields in a Keplerian Shear Flow), но самой важной является эффект сохранения магнитного потока. Идею можно проиллюстрировать на следующем примере. Рассмотрим большой объем обычного водорода и начнем его сжимать (рис. 2). Если в этом объеме присутствует магнитное поле, то поначалу оно никак не будет чувствовать электрически нейтральный водород, так как магнитное поле взаимодействует только с зарядами. В результате силовые линии никак не будут чувствовать сжатия, оставаясь неизменными. Однако в какой-то момент из-за сжатия вещество нагреется и начнет ионизироваться.

В среднем, ионизированный газ (плазма), также электронейтрален, но электроны и протоны в нем не связаны и могут перемещаться независимо друг от друга. Точнее, почти независимо: у движения частиц в плазме есть два важных свойства. Во-первых, если в какой-то области окажется больше электронов, чем протонов, то возникнет электрическое поле, которое притянет протоны, и баланс восстановится. Во-вторых, если в системе есть магнитное поле, то частицы не могут свободно перемещаться поперек его силовых линий (подробно этот эффект обсуждался в задаче Северное сияние). А магнитные силовые линии, в свою очередь, не могут свободно «скользить» в плазме. В результате магнитное поле и частицы в плазме оказываются связанными друг с другом. Этот эффект называется «вмороженностью» магнитного поля в плазму. В итоге частицы плазмы в магнитном поле ведут себя подобно бисеру на нитке: они свободно перемещаются вдоль силовых линий, но не могут перемещаться поперек них.

«Вмороженность» магнитных линий в плазму означает, что, если плазма, приближаясь к горизонту событий, уплотняется, то силовые линии будут завлекаться за веществом, а сила поля будет увеличиваться (как показано на рис. 2). Первые идеи о том, что магнитные поля могут быть принципиально важны в таких аккрецирующих системах появились еще в 1970 годах (см. , например, статью G. Bisnovatyi-Kogan, A. Ruzmaikin, 1974. The accretion of matter by a collapsing star in the presence of a magnetic field).

Однако вопрос о роли магнитного поля в процессе аккреции оставался открытым.

К 90-м годам стало понятно: магнитные поля необходимы, чтобы объяснить, почему аккреция происходит в принципе (S. Balbus, J. Hawley, 1991. A Powerful Local Shear Instability in Weakly Magnetized Disks. I. Linear Analysis; см. также задачу Аккреция вопреки). Дело в том, что для того, чтобы вещество аккрецировало на черную дыру (а не просто вращалось по кеплеровским орбитам, как планеты вокруг звезд), необходимо трение между слоями. Однако было совершенно непонятно, что может вызывать это трение — обычной силы вязкости недостаточно, чтобы объяснить тот темп аккреции, который наблюдался напрямую. Решением стала так называемая магниторотационная неустойчивость. В этом механизме магнитное поле играет роль инициатора турбулентности, которая и вызывает аномально сильное трение, достаточное, чтобы объяснить высокий темп аккреции.

От теории к симуляциям

Чтобы аккреция шла, достаточно даже очень слабого магнитного поля, поскольку оно усиливается из-за магниторотационной неустойчивости (J. Stone et al., 1996. Three-dimensional Magnetohydrodynamical Simulations of Vertically Stratified Accretion Disks). Поэтому важный вопрос о том, насколько сильно на самом деле поле в аккреционных дисках и насколько оно влияет на крупномасштабную динамику процесса аккреции, оставался без ответа.

К концу XX века астрофизики поняли, что модель тонкого диска (диск Шакуры — Сюняева, см. N. Shakura, R. Sunyaev, 1973. Black holes in binary systems. Observational appearance, а также задачу Дисковая аккреция), предложенная еще в 1970 годах, в которой все происходит в тонкой дискообразной области, применима далеко не ко всем аккрецирующим системам. Ключевым предположением в модели тонкого диска являлась радиационная эффективность: вся энергия нагрева плазмы эффективно излучается из диска в виде фотонов, что позволяет веществу сплюснуться в тонкий диск. Но в аккреционных системах типа черной дыры M87* в центре галактики M87 или черной дыры в центре нашей Галактики это предположение неверно: вещества слишком мало, и нагрев происходит слишком быстро, из-за чего вещество не успевает «остыть» и сплюснуться в диск. В результате возникла модель толстого диска. Несмотря на аналитическую сложность, она неплохо годится для численных симуляций, поскольку для моделирования толстого диска не требуется огромное разрешение, которое нужно в случае с тонкими дисками.

В XXI веке из численных симуляций стало ясно, что есть два режима аккреции толстого диска (рис. 4, также см. статьи R. Narayan et al., 2012. GRMHD simulations of magnetized advection-dominated accretion on a non-spinning black hole: role of outflows, F. Foucart et al., 2017. How important is non-ideal physics in simulations of sub-Eddington accretion on to spinning black holes? и B. Ripperda et al., 2020. Magnetic Reconnection and Hot Spot Formation in Black Hole Accretion Disks): режим стандартной и нормальной эволюции (англ.  — Standard And Normal Evolution, SANE; в переводе с английского sane буквально означает «здравый») и режим магнитодоминирующего диска (англ. — Magnetically Arrested Disk, MAD; в переводе mad означает «сумасшедший»). В режиме SANE магнитное поле очень слабое и играет лишь промежуточную роль: оно запускает процесс турбулентности, но в остальном динамика диска полностью определяется движением вещества. Из-за этого в SANE-моделях магнитные поля турбулентны и менее структурированы, а джеты в таких симуляциях достаточно слабые. В режиме MAD, который характеризуется тем, что сила магнитного поля достаточно большая и давление магнитного поля сопоставимо с давлением вещества, силовые линии структурированы и играют не просто важную роль в формировании джета и аккреции, но способны на время затормозить аккрецию и даже запустить ее в обратном направлении, делая ее прерывистой и непостоянной.

Однако эти модели до поры до времени не подтверждались наблюдениями и «существовали» лишь в виде симуляций, результат которых зависит от начальных условий (пример симуляции можно посмотреть на этом видео). 2\)). Легко посчитать, что угловой размер горизонта событий — 10−5 угловых секунд (то есть примерно 10 микросекунд дуги). Чтобы понять, насколько эта величина мала, достаточно представить, что вы пытаетесь увидеть десятирублевую монету на поверхности Луны, находясь на Земле.

В оптике есть достаточно простой способ оценить, какого размера телескоп понадобится, чтобы оптически разрешить объект данного углового размера: на длине волны \(\lambda\) минимальный угловой размер (в радианах) детали, который вы можете разглядеть с помощью телескопа с диаметром зеркала (апертурой) \(D\), равен \(\lambda /D\). Ярче всего вещество вокруг черной дыры светит в радиодиапазоне, на частоте примерно несколько сотен ГГц, поэтому легче всего наблюдать именно на соответствующей длине волны (примерно 1 мм). Чтобы разрешить горизонт событий на этой длине волны, необходим телескоп, диаметр которого сравним с размерами Земли!

Ясно, что телескоп такого размера построить невозможно (по крайней мере, в обозримом будущем). Однако люди нашли изящный способ «обойти» эту проблему. Этот способ — радиоинтерферометрия (см. задачу Как ловить тень черной дыры). Если синхронизировать работу радиотелескопов в разных точках Земли с высокой точностью (ошибка синхронизации должна быть меньше, чем период радиоволны), то эти телескопы могут работать вместе — так, как если бы это был один телескоп, размеры которого сопоставимы с расстоянием между телескопами.

Подходящих кандидатов для наблюдений оказалось всего два: уже упоминавшиеся Sgr A* в центре нашей Галактики и M87* в центре галактики M87. Вторая дыра в ~2000 раз дальше от нас, но она и примерно во столько же раз массивнее, что делает наблюдаемый угловой размер ее горизонта событий сравнимым с Sgr A*. Казалось бы, нет разницы, какую из черных дыр наблюдать. Но нет: легкие — а значит и маленькие — черные дыры обладают существенным недостатком: происходящее в их непосредственной окрестности слишком быстро меняется. Период обращения вещества вблизи горизонта событий СМЧД Sgr A* составляет около часа, а для M87* это время ближе к одному месяцу. Это означает, что изображение M87* более стационарно и при помощи радиоинтерферометрии его гораздо легче запечатлеть.

Вся эта «теория», граничащая местами с научной фантастикой, воплотилась в реальность благодаря усилиям коллаборации Телескопа горизонта событий (Event Horizon Telescope, EHT). Это глобальная сеть радиотелескопов, расположенных на разных континентах и работающих по принципу радиоинтерферометрии как один большой телескоп размером с земной шар. Ученым потребовалось более десяти лет работы, чтобы получить «фото» горизонта событий сверхмассивной черной дыры в центре галактики M87 в радиодиапазоне (рис. 5, подробности — в новости Черная дыра галактики M87: портрет в интерьере, «Элементы», 14.04.2019). Саму дыру мы, конечно, не видим: это изображение формируется светом, излученным горячей плазмой в аккреционном диске и/или джете вокруг черной дыры, значительно искаженным из-за сильно искривленного пространства-времени вокруг горизонта событий.

То, что раньше можно было изучать лишь теоретически, стало возможным наблюдать непосредственно и сравнивать с теоретическими предсказаниями! И здесь довольно быстро после громкого триумфа наблюдателей пришел отрезвляющий ответ от теоретиков. Теперь, когда имелись наблюдения, они получили возможность сделать большое количество симуляций с разными параметрами (разным вращением черной дыры, режимом аккреции, направлением оси вращения и т. д.) и сравнить их с наблюдениями!

На самом деле, сами по себе такие симуляции — это уже непростая задача. Проблем здесь несколько. Во-первых, магнитогидродинамические симуляции, которые еще и учитывают искривленное пространство-время вокруг черных дыр (так называемые GRMHD-алгоритмы), очень сложны в реализации и необыкновенно дороги с вычислительной точки зрения. Была проделана отдельная большая работа по сравнению основных результатов GRMHD-программ разных научных групп между собой, чтобы понять, насколько эти алгоритмы близки друг к другу (O. Porth et al., 2019. The Event Horizon General Relativistic Magnetohydrodynamic Code Comparison Project). Во-вторых, магнитная гидродинамика, методы которой используются для симуляций и построения изображений, лишь аппроксимирует плазму — как некую замагниченную жидкость определенной температуры. В реальности это не совсем так: плазма вокруг сверхмассивных черных дыр бесстолкновительная (то есть она не является жидкостью в строгом смысле этого слова), а электроны и протоны могут вообще иметь разные температуры! Поэтому для построения изображения делается огромное количество допущений и приближений, которые в свою очередь добавляют свободные параметры.

Оказалось, что численные модели предсказывают примерно одинаковую картину (The Event Horizon Telescope Collaboration, 2019. First M87 Event Horizon Telescope Results. V. Physical Origin of the Asymmetric Ring): «бублик» с асимметричными краями, возникающими из-за релятивистского усиления излучения в одном из направлений и ослабления в другом. Железно удалось подтвердить только то, что черная дыра вращается (но это мы и так знали благодаря наличию у нее джета; об этом еще будет сказано ниже). Из сравнений с симуляциями с множествами открытых параметров и настроек понять, какое у черной дыры магнитное поле, в каком режиме протекает аккреция (MAD или SANE), как направлен аккреционный диск относительно джета и многое другое, так и не удалось.

Поляризованный свет в конце тоннеля

Чтобы еще больше ограничить множество возможных параметров, нужны были какие-нибудь более детальные наблюдения этой черной дыры. И тут самое время вспомнить о том, что помимо интенсивности и частоты (наблюдения на другой длине волны также проводились и будут вскоре опубликованы) у света есть поляризация. Именно ее и удалось измерить для M87*. Две статьи с этими результатами были опубликованы некоторое время назад в журнале The Astrophysical Journal Letters.

Заряженные частицы в плазме находятся в постоянном движении. Электроны рассеиваются на протонах и друг на друге из-за кулоновского взаимодействия, а любое ускорение или торможение заряженной частицы влечет за собой излучение электромагнитных волн — света. Такое излучение называют тормозным (нем. bremsstrahlung, см. задачу Тормозное излучение). В среднем тормозное излучение не поляризовано, так как рассеяние в плазме происходит во всех направлениях и поляризации отдельно взятых волн налагаются друг на друга, производя в сумме неполяризованный свет.

Но если в плазме есть магнитные поля, то все гораздо интереснее. В магнитном поле релятивистские электроны могут излучать так называемое синхротронное излучение (см. задачу Синхротронное излучение в Крабовидной туманности). Его поляризация — если она есть — определяется направлением внешнего магнитного поля. А поляризовано это излучение может быть, потому что масштабы магнитного поля значительно превосходят масштабы плазмы (то есть для огромного количества частиц направление магнитного поля, а следовательно, и плоскость поляризации, будет одинаковым). В реальности, конечно, наблюдаемый свет лишь частично поляризован. Процент поляризованного света называют долей поляризации (англ. fractional polarization).

Наблюдаемый от черной дыры M87* свет был поляризован местами на 30%, что означает достаточно сильное и структурированное магнитное поле (рис. 6).

Из этих данных о магнитном поле можно сделать несколько выводов. Во-первых, большая доля поляризации говорит о том, что магнитное поле в аккреционном диске не хаотично и турбулентно, как предсказывали многие SANE-модели, а структурировано. Во-вторых, спиральная структура поляризации означает, что магнитное поле преимущественно сонаправлено с осью вращения (рис. 7), что полностью вписывается в предсказания многих MAD-моделей.

Все это означает, что новые данные позволяют уверенно «закрыть» длящуюся десятилетия дихотомию: они однозначно указывают, что аккреционный диск M87* находится в MAD-режиме с сильным структурированным магнитным полем, направленным вдоль оси вращения (рис. 8).

Помимо всего этого плоскость поляризации может вращаться по мере распространения волны сквозь замагниченную плазму из-за фарадеевского вращения. Это позволяет определить не только направление магнитного поля, но и его величину, а также плотность и температуру плазмы. Эти результаты как раз-таки оказались очень ожидаемыми: величина магнитного поля варьируется от нескольких до нескольких десятков Гаусс, плотность — от 104 до 107 частиц на кубический сантиметр, а температура в наблюдаемой области лежит в диапазоне 1010–1011 К.

Джет галактики M87 крупным планом

Джеты — это уникальные индикаторы сверхмассивных черных дыр во Вселенной. Их можно наблюдать (а значит — и изучать) во всех возможных диапазонах электромагнитного излучения — от радио- в ГГц (длина волны ~см) до высокоэнергичного гамма-излучения, кванты которого имеют энергию порядка ТэВ (длина волны ~10−18 см). Процессы, порождающие джеты и происходящие внутри них, чрезвычайно энергичные: ученые детектируют высокоэнергичные нейтрино и космические лучи, предположительно произведенные в недрах этих джетов. Самое удивительное, что несмотря на свою протяженность (многие джеты превосходят в размере галактику, в которой они родились), источник энергии джета немногим превосходит саму черную дыру. Так, в галактике M87 джет тянется на десятки тысяч световых лет, тогда как область, в которой он «ускоряется», имеет размер немногим больше светового дня! Как именно работает центральный источник, который запускает джет, размеры которого на несколько порядков превосходят размер самого источника? Что именно излучает в джете в таком необыкновенно широком диапазоне? Как при этом производятся нейтрино и космические лучи экстремальных энергий? Все эти вопросы во многом пока остаются загадкой.

Вблизи горизонта событий быстро вращающейся черной дыры пространство-время «завлекается» за ее вращением. Поэтому в этой области ничто не может находиться в состоянии покоя (без вращения). Эта область называется эргосферой черной дыры, и уже давно известны теоретические механизмы (например, процесс Пенроуза, см. Penrose process), при которых вещество с помощью особенностей этой области может забирать энергию вращения у черной дыры, постепенно ее останавливая. Похожий процесс может отвечать и за «запуск» джета с помощью закручивания магнитных силовых линий в эргосфере черной дыры (см. видео; R. Blandford, R. Znajek, 1977. Electromagnetic extraction of energy from Kerr black holes).

До сих пор при этом не до конца ясно, как именно такая структура остается стабильной на всем своем протяжении, как полость джета заполняется плазмой (сильное магнитное поле имеет свойство выталкивать плазму) и как именно эта плазма излучает. В недавней наблюдательной кампании десяток телескопов, работающих в диапазонах от радио- до высокоэнергичного гамма-излучения, было детально изучено излучение джета в галактике М87 (рис.  9). Статья с описанием этих результатов также была опубликована в одном из недавних номеров журнала The Astrophysical Journal Letters. Гамма-телескопы имеют очень плохую разрешающую способность, и поэтому понять, из какой области джета конкретно приходят высокоэнергичные фотоны, можно только по неявным признакам.

Простейшей моделью до сих пор являлась теория самосогласованного синхротронно-комптоновского излучения. Согласно ей, в некоторой компактной области вокруг черной дыры (размер этой области — несколько радиусов Шварцшильда) лептоны излучают низкоэнергичное синхротронное излучение (см. задачу Синхротронное излучение в Крабовидной туманности) на фоне магнитных полей джета и диска. Затем те же энергичные лептоны в джете сталкиваются с низкоэнергичными фотонами, «выкидывая» их на высокие энергии (этот процесс называется обратным комптоновским рассеянием). У этой модели есть серьезное ограничение: всё это может происходить лишь в довольно небольшой области вокруг основания джета, где плотность лептонов и их энергии достаточно велики.

Как показали результаты последних наблюдений, эта модель не согласуется с интенсивным гамма-излучением джета M87. Чтобы объяснить его высокую интенсивность в гамма-диапазоне (1042 эрг/с), требуется огромное количество энергичных гамма фотонов, сконцентрированных в очень маленькой области размером в несколько радиусов черной дыры. Однако при этом возникают теоретические проблемы: при такой большой плотности гамма-фотоны могут взаимодействовать с низкоэнергичными (например, оптическими) фотонами и рождать огромное количество электрон-позитронных пар, увеличивая при этом количество материи в джете, но уменьшая интенсивность излучения. Эта проблема в астрофизике высоких энергий известна как проблема компактности, и раннее в основном обсуждалась в контексте источников гамма-всплесков. Однако теперь, после детальных наблюдений и оценок светимости на различных диапазонах, эта проблема остро встала и применительно к джету галактики М87 — область, в которой обязано происходить ускорение лептонов и интенсивное излучение в гамма-диапазоне, должна быть в десятки раз больше, чем предполагалось раннее. Но это очень сложно обосновать теоретически, так как далеко от черной дыры и магнитные поля, и плотность материи сильно меньше, чем в ее непосредственной окрестности.

В общем, вопрос о природе излучения в джетах тоже пока остается открытым, но в этом вечном «пинг-понге» между наблюдателями и теоретиками мячик теперь на стороне теоретиков.

Третьей уже не будет

Данные, полученные коллаборацией EHT по итогам наблюдения за M87*, позволили ученым значительно сузить и во многом прояснить понимание деталей процесса аккреции на сверхмассивные черные дыры. Но многие вопросы пока еще остаются открытыми. С точки зрения крупномасштабной динамики до сих пор непонятно, какие черные дыры производят джеты, а какие — нет. От чего и как это зависит? Могут ли джеты периодически «включаться» и «выключаться» — даже при постоянной аккреции (см., например, S. Ressler et al., 2021. Magnetically modified spherical accretion in GRMHD: reconnection-driven convection and jet propagation)?

Нам, как наблюдателям, одновременно очень повезло и не повезло. Не повезло нам потому, что сверхмассивных черных дыр достаточно большого углового размера, подходящих для наблюдения с Земли, всего две — Sgr A* и M87* (данные по Sgr A* обрабатываются и будут опубликованы позже). Третьей такой черной дыры скорее всего не существует, а сделать радиоинтерферометрию на порядки точнее не удастся, скорее всего, еще очень долго.

Но в то же время нам крупно повезло, что в относительно близких окрестностях Млечного Пути вообще нашлась активная сверхмассивная черная дыра, и у M87* мы видим отчетливый энергичный джет, а у нашей собственной дыры Sgr A* джета нет. Означает ли это, что черная дыра в центре Галактики аккрецирует в другом режиме? Отличаются ли свойства аккрецирующего вещества и магнитного поля? Или это результат какого-то геометрического эффекта, из-за которого джет очень слабый и мы не можем его наблюдать? Дальнейшие наблюдения Телескопа горизонта событий наверняка помогут нам приблизиться к ответам на эти вопросы.

Источники:
1) The Event Horizon Telescope Collaboration. First M87 Event Horizon Telescope Results. VII. Polarization of the Ring // The Astrophysical Journal Letters. 2021. DOI: 10.3847/2041-8213/abe71d.
2) The Event Horizon Telescope Collaboration. First M87 Event Horizon Telescope Results. VIII. Magnetic Field Structure near The Event Horizon // The Astrophysical Journal Letters. 2021. DOI: 10.3847/2041-8213/abe4de.
3) The EHT MWL Science Working Group. Broadband Multi-wavelength Properties of M87 during the 2017 Event Horizon Telescope Campaign // The Astrophysical Journal Letters. 2021. DOI: 10.3847/2041-8213/abef71.

Айк Акопян

С-реактивный белок — диагностика коронавирусной инфекции — — Статьи

Здравоохранение во всех странах мира сегодня стоит перед огромной проблемой диагностики и прекращения эпидемии коронавирусной инфекции COVID-19, вызванной вирусом SARS-CoV-2. 


Определено, что у взрослых пациентов, у которых был обнаружен коронавирус COVID-19 (до 95%), была значимо повышена концентрация С-реактивного белка (СРБ), как при тяжелой, так и легкой формах заболевания. Исследования пациентов с COVID-19 показали, что уровни СРБ напрямую коррелируют с заболеванием: у тяжелобольных пациентов наблюдалось значительное повышение уровня СРБ. Количественное определение СРБ может служить достоверным диагностическим маркером тяжести, прогрессирования и исхода болезни. Так, например, в одном из исследований, которое было сосредоточено на изучении предикторов (маркеров-предсказателей) летального исхода при COVID-19, было показано, что у выживших пациентов средний уровень СРБ составлял ~ 40 мг/л, в то время как у умерших — в среднем 125 мг/л.

Важнейшее диагностическое преимущество С-реактивного белка заключается в том, что  он  является очень ранним маркером воспаления, возникающего при инфекции COVID-19: его концентрация  повышается уже через 6-8 часов после заражения. При проникновении вируса SARS-CoV-2 в организм запускается иммунный ответ для борьбы с этим патогеном, что и приводит к повышению уровня СРБ.  Другие маркеры воспаления, такие как количество лейкоцитов в крови, имеют недостаточную прогностическую способность различать инфекции бактериальной и вирусной природы.

В соответствии с Методическими рекомендациями Минздрава РФ по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции, при  подозрении  на COVID-19 диагноз  устанавливается  на  основании  комплекса диагностических исследований,  в котором  СРБ  является  основным  лабораторным  маркером активности  патологического процесса  в  легких.  Повышение  СРБ коррелирует  с  объемом  поражения легочной ткани и является основанием для начала противовоспалительной терапии.

Общий биохимический анализ крови (мочевина,  креатинин,  электролиты, глюкоза, аланинаминотрансфераза,  аспартатаминотрансфераза,  билирубин,  альбумин,  лактат, лактатдегидрогеназа тропонин, ферритин) относится к дополнительной лабораторной диагностике COVID-19.  Отклонения биохимических маркеров от нормы имеют  определенное  прогностическое  значение, могут указывать на развитие осложнений и помогают в выборе лекарственных средств, а также в режиме их дозирования. Так, например, еще одной особенностью заболевания COVID-19 стало выраженное повышение уровня печеночных трансаминаз (АЛТ и АСТ), что может отражать вирусное повреждение печени. Показано, что повышение АЛТ и АСТ прямо коррелирует с тяжестью течения COVID-19. 

Предлагаем полный перечень тестов для биохимического анализа маркеров COVID-19 в соответствии с Методическими рекомендациями Минздрава РФ по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции (COVID-19), том числе наборы для количественного определения:


С- реактивный белок высокой чувствительности, иммунотурбидиметрический метод по конечной точке
Набор для количественного определения С- реактивного белка в сыворотке и плазме
  HT-C1122-40 HT-C1122-100
Реагент 1 20 мл 50 мл
Реагент 2 20 мл 50 мл
Для проведения теста понадобятся контроль (HT-C1122-CTL), калибратор (HT-C1122-STD).Подробнее в каталоге биохимических реагентов

АЛТ Ферментативный кинетический метод
Набор для количественного определения аланинаминотрансферазы (АЛТ) в сыворотке крови.

  HT-A306-120 HT-A306-240 HT-A306-600

Реагент 1

100 мл 2х100 мл 500 мл

Реагент 2

20 мл 2х20 мл 100 мл

АСТ  Ферментативный кинетический метод
Набор для количественного определения аспартатаминотрансферазы (АСТ) в сыворотке крови

  HT-A309-120 HT-A309-240 HT-A309-600

Реагент 1

  120 мл   2х120 мл   500 мл

Реагент 2

  30 мл   2х30 мл   125 мл

Фотометр лабораторный медицинский модели Вiochem SA — компактный настольный полуавтоматический биохимический анализатор.
Идеальное решение для лаборатории с небольшим потоком проб. Высокая производительность и инновационный дизайн.Автоматические биохимические анализаторы различной производительности серии BioChem для выполнения широкого спектра задач в лабораториях с небольшими и средними объемами биохимических исследований. 


Вернуться

Phantom Dynamics Суперразмерные плазменные шары

Описание продукта

Высококачественные плазменные глобусы музейного качества, изготовленные на заказ —

Наши плазменные глобусы музейного качества специально разработаны для музеев или специальных целей, таких как съемочные площадки, тематические парки или специальные мероприятия. Движущиеся разноцветные пальцы плазменного света использовались научными музеями для демонстрации электричества, чтобы добавить визуального интереса к выставочным павильонам и паркам развлечений, а также для обеспечения многих других приложений, в которых интерактивное динамическое освещение привлекает внимание и стимулирует воображение.Скульптуры изобразительного искусства от лучших мастеров электроники. Эти электронные скульптурные шары, обработанные в соответствии с высочайшими стандартами в отрасли, обеспечивают годы завораживающей работы. —

Доступны от 14 дюймов до 30 дюймов в диаметре
— Многочисленные сочетания цветов
— Также доступны нестандартные, креативные трубчатые формы
— Блок питания в комплекте

Дайте волю творчеству: создайте свой собственный логотип, значок спорта, питомца карикатура. инициалы, любимое хобби, музыкальный символ и т. д.Из них получаются отличные тематические подарки на все случаи жизни — уникальные и крутые! Доступен с автоматическим миганием или возможностью синхронизации с музыкой (живой или записанной). Позвоните нам, чтобы обсудить возможности. (Доступны нестандартные размеры до 30 дюймов в диаметре) (изготовленный на заказ специальный элемент заказа)

Плазменный шар Доступные размеры e
Плазменный шар — 14 дюймов
Плазменный шар — 18 ”
Плазменный шар — 22”
Плазменный шар — 24 «
Plasma Globe — 30»

Особое примечание: мы продаем только глобус и блоки питания, но по запросу можем предоставить бесплатную консультацию по конструкции основания дисплея.

Некоторые рекомендации, которые следует учитывать для вашего проекта:
— Основания должны быть сделаны исключительно из непроводящих материалов. Используйте только дерево или пластик — не используйте металлы или металлические ламинаты.
— Блок питания в идеале должен располагаться очень близко к земному шару. Мы рекомендуем менее 20 дюймов (0,5 м).
— Блок питания нуждается в охлаждающем воздухе. Не закрывайте его полностью без вентиляции. (также доступны источники питания с принудительным воздушным охлаждением)
— Металлы нельзя использовать на расстоянии до 3 футов (1 метра) от земного шара.
— По ЛЮБЫМ вопросам обращайтесь к нам — мы хотим, чтобы ваш дисплей работал долгие годы!

Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефону 406-270-3326

Специализированная доставка / фиксированная доставка

Плазма выздоравливающих для COVID-19 оказалась бюстом: выстрелы

Мелисса Круз поднимает руку после сдачи плазмы выздоравливающей COVID-19 в апреле 2020 года, когда флеботомист Джени Уилсон выключает оборудование для сбора на Bloodworks Northwest в Сиэтле. Карен Дьюси / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Карен Дьюси / Getty Images

Мелисса Круз поднимает руку после сдачи плазмы выздоравливающей COVID-19 в апреле 2020 года, когда флеботомист Джени Уилсон выключает оборудование для сбора крови на северо-западе Bloodworks в Сиэтле.

Карен Дьюси / Getty Images

Более полумиллиона американцев получили экспериментальное лечение от COVID-19, которое называется плазмой выздоравливающих. Но через год после начала пандемии неясно, кому это выгодно.

Эта неопределенность подчеркивает проблемы, с которыми столкнулись ученые в своих попытках оценить лекарства от COVID-19.

На бумаге лечение выздоравливающей плазмой имеет смысл.Идея состоит в том, чтобы взять плазму крови у людей, вылечившихся от COVID-19, и ввести ее пациентам с активными инфекциями. Теоретически антитела в донорской плазме помогут бороться с вирусом.

Основываясь на этой идее, в марте прошлого года д-р Николь Бувье из Медицинской школы Икан при больнице Маунт-Синай в Нью-Йорке решила попробовать.

Она вспоминает, как думала: «У нас есть это новое заболевание, для которого не существует известных методов лечения, и плазма выздоравливающих использовалась при новых эпидемиях и пандемиях», совсем недавно, как во время вспышки Эболы в Западной Африке несколько лет назад.

Она говорит, что была первым врачом, получившим специальное разрешение от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов на использование его в качестве экспериментального лечения.

Было огромным обязательством собрать людей, желающих сдать плазму, а также лечить пациентов самостоятельно, «так что это было большое производство», — говорит она. «В конечном итоге мы обследовали более 70 000 человек» и выявили около 20 000 человек, у которых был высокий уровень антител в плазме крови.

На горе Синай прошли лечение более 1400 пациентов, в том числе в разгар кошмарной вспышки COVID-19 в Нью-Йорке прошлой весной.Но все это время Бувье понятия не имел, действительно ли работает плазма.

Наконец, пару недель назад она увидела достаточно данных тщательно контролируемых исследований — и решила прекратить предлагать лечение.

«Солома, которая сломала спину верблюда, была двумя очень крупными когортными испытаниями», — говорит она. В испытании RECOVERY в Соединенном Королевстве участвовало более 10 000 добровольцев, и не было обнаружено каких-либо преимуществ. Другой под названием CONCOR-1, управляемый канадцами, обследовал около 1000 пациентов.Он также прекратил набор новых пациентов, потому что это было бы бесполезно.

Но эти исследования были сосредоточены на людях, достаточно больных, чтобы лежать в больнице. Доктор Артуро Касадеваль из школы общественного здравоохранения Блумберга Джонса Хопкинса — один из главных защитников плазмы выздоравливающих. Он говорит, что считает, что лечение нужно проводить раньше, в амбулаторных условиях.

«С самого начала здесь, в Хопкинсе, мы начали проводить амбулаторные исследования», — говорит он. «Испытания были начаты в марте [2020 года], однако на получение денег ушло много месяцев.«Поскольку денег налогоплательщиков нигде не было, исследование в конечном итоге было продолжено с финансированием от миллиардера Майкла Блумберга, — говорит Касадевалл.

Год спустя исследование в Хопкинсе все еще не дает результатов. И дело не только в финансировании. . Вся система медицинских исследований США не настроена на то, чтобы делать то, что необходимо для выявления новых методов лечения во время пандемии.

Доктор Дерек Ангус, заведующий кафедрой интенсивной терапии в Университете Питтсбурга, говорит, что в чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения ученые должны иметь возможность оценить новые методы лечения в сотнях больниц в течение нескольких месяцев.

«Люди могут закатить глаза и сказать, что это невозможно, но в основном Великобритания сделала это», — говорит Ангус. «Несмотря на все наши возможности в Соединенных Штатах, удручает то, что мы не можем сделать версию для США».

Великобритания смогла быстро начать свое обширное исследование, потому что в Великобритании существует национальная система здравоохранения, которая не только обеспечивает лечение, но и может проводить исследования. Исследования в США балканизируются университетами, фармацевтическими компаниями и спонсорами.

«Мы гордимся своей федеративной, независимой системой», — говорит Ангус.«Но, черт возьми, это очень сложно превратить в копейку для решения национальных проблем».

Приведу лишь один пример. В исследовании под названием C3PO национальная сеть врачей отделения неотложной помощи получила федеральное финансирование для лечения людей с помощью плазмы выздоравливающих. Их пациенты были достаточно больны, чтобы явиться в отделение неотложной помощи, но достаточно здоровы, чтобы потом вернуться домой.

«Мы должны были сделать это так же быстро, как в Великобритании», — говорит доктор Кевин Шульман из Стэнфордского университета. «Просто процесс настройки был намного медленнее.«

Шульман в Стэнфорде отвечал за часть логистики. И они были кошмаром, — говорит он.

» — я сказал иронично в какой-то момент, когда в нашем исследовании было пять пациентов, которых коснулись не менее 500 человек. документ для пяти пациентов, которых мы набрали. А в Великобритании все наоборот ».

« Некоторые контракты на испытание мы все еще обсуждаем даже сегодня, — добавляет он. — Вы знаете, в Великобритании ничего этого не было ».

Исследование C3PO недавно прекратили набор пациентов.Было зарегистрировано около 500 человек из запланированных 900, но независимая комиссия по мониторингу пришла к выводу, что продолжать было бесполезно.

Это еще раз ставит под сомнение ценность плазмы выздоравливающих.

«Я не вижу смысла предлагать плазму вне клинических испытаний», — говорит Ангус из Питта.

Несколько судебных процессов продолжаются. И все же есть шанс, что некоторые из них смогут идентифицировать группу пациентов, получавших лечение в определенное время с определенной концентрацией плазмы, которым это принесет пользу.Так что Бувье на горе Синай не отказался от этого полностью.

Оглядываясь назад, можно понять, почему плазма выздоравливающих не помогает людям, госпитализированным с серьезными заболеваниями, говорит она. Серьезное заболевание вызывается в первую очередь реакцией организма. Подобные респираторные вирусы сохраняются недолго. «Они вроде как« бац, бац, спасибо, мэм ». А потом они ушли », — говорит Бувье.

«Если появится исследование, в котором будет выявлена ​​популяция, для которой пригодна выздоравливающая плазма, мы будем использовать ее в этой популяции», — говорит она.

И если окажется, что это действительно полезно для людей, которые находятся на ранней стадии заболевания, возникает другой вопрос: будет ли плазма лучше, чем препараты с моноклональными антителами, уже разрешенные Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, и более простая в использовании? ?

Касадевалл из Хопкинса утверждает, что плазма могла бы быть лучше, особенно если новые варианты вируса могут ускользать от препаратов антител. Антитела в плазме выздоровевших людей, по-видимому, успешно справлялись с любым вирусом, с которым они сталкивались, поэтому лечение фактически развивается вместе с пандемией.

Но чтобы выяснить, лучше ли плазма выздоравливающих по сравнению с моноклональными антителами, может потребоваться еще одно большое и трудоемкое исследование в исследовательской системе, которая не настроена на гибкость.

Вы можете связаться с корреспондентом NPR Science Ричардом Харрисом по телефону [email protected] .

Почему США позволяют компаниям платить людям за плазму крови: Planet Money: NPR

СИЛВИ ДУГЛИС, ПОДПИСКА: Это ДЕНЬГИ ПЛАНЕТЫ от NPR.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

КИТ РОМЕР, ВЕДУЩИЙ:

Когда я впервые встретил Роберта Мэтьюза (ph), он лежал на черной откидной кровати в комнате, полной черных откидных кроватей, и собирался попросить флеботомиста воткнуть ему в руку очень большую металлическую иглу.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФЛЕБОТОМИСТ: Поднимите, пожалуйста, руку? Спасибо. Хорошо, можешь опустить руку, Роберт, с хорошей веной.

РОБЕРТ МЭТЬЮС: (Смех).

РОМЕР: Она просто звала тебя Роберт с хорошей нотой?

МЭТЬЮС: Да (смех).Да, не могу пропустить это.

РОМЕР: Роберт был здесь, в Черри-Хилл, штат Нью-Джерси, чтобы сдать плазму крови. Внутри его правого локтя на коже над здоровой веной был небольшой черный круглый шрам, оставшийся со времен до сегодняшнего дня, когда вошла игла.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФЛЕБОТОМИСТ: Хорошо, вы почувствуете ущемление. Сожмите кулак и просто расслабьтесь.

МЭТЬЮС: Видите, это не так уж плохо (смех).

РОМЕР: Это потому, что ты не боишься игл.

МЭТЬЮС: №

РОМЕР: Пластиковая трубка ведет от иглы на руке Роберта к белой машине размером чуть больше ящика пива. Когда Роберт сжимает и разжимает кулак снова и снова, его темно-красная кровь течет через пробирку в центрифугу, спрятанную внутри коробки.

Так вам вообще кажется странным, что ваша кровь течет в белую машину рядом с вами?

МЭТЬЮС: Нет, нет, неплохо. Это совсем не плохо.

ROMER: Пока мы говорим, пластиковая литровая бутылка, прикрепленная к передней части белой машины, медленно начинает наполняться жидкостью цвета клубничного лимонада.Это плазма Роберта, в основном кровь Роберта за вычетом красных и белых кровяных телец, которые в конечном итоге попадают обратно по трубке в руку Роберта. И хотя плазменная промышленность настаивает на том, чтобы называть происходящее здесь пожертвованием, Роберт фактически продает эту плазму. Примерно через 45 минут бутылка будет в основном заполнена, и Роберт переведет деньги на дебетовую карту. Роберт работает электриком, но он также зарабатывает несколько сотен долларов каждый месяц, продавая свою плазму. [LB] Больно, когда игла входит?

МЭТЬЮС: Нет, нет, нет, не больно.Это большая игла, но не больно.

ROMER: Плазма Роберта будет заморожена, а затем продана фармацевтической компании, которая извлечет все эти различные белки, которые компания превратит в лекарства. Эти процедуры могут закончиться в американских больницах, на лодке или самолете, летящем практически в любую точку мира. Здравствуйте и добро пожаловать в PLANET MONEY. Я Кейт Ромер.

АМАНДА АРОНЧИК, ФИО: А я Аманда Арончик. Продукты плазмы крови — это огромная мировая индустрия.Продажи составляют около 25 миллиардов долларов в год. А две трети мировых поставок плазмы поступает из Соединенных Штатов.

РОМЕР: Мы живем в глобализированном мире. Все эти отрасли покинули США, чтобы открыть магазины в странах, где просто дешевле производить вещи. Но с плазмой весь остальной мир попадает в Соединенные Штаты.

АРОНЧИК: Почему сегодня на шоу? Почему мировая плазменная промышленность не нашла другого, более дешевого решения, чем полагаться на электрика из Нью-Джерси? И каковы последствия созданной нами системы?

Вы можете думать о плазме крови как о какой-то странной версии природного ресурса, такого как деревья, железо или что-то еще.Итак, в этой метафоре центры сбора плазмы — это места, где вы добываете этот ресурс. Это лес или шахта. Но правила о том, где и как можно добывать плазму, имеют довольно сложную историю.

ROMER: В первые дни сбора плазмы добыча ресурсов была в основном местным делом — американская плазма для американцев, французская плазма для французов. В конце концов, некоторым европейским странам потребовалось даже больше плазмы, чем они могли собрать, поэтому они начали покупать дополнительную плазму в США.С.

АРОНЧИК: Но в 1960-х и 1970-х годах, как и во многих других отраслях, компании, производящие плазменную технику, начали осознавать возможности глобализации, к идее, что было бы дешевле покупать плазму не в США, а в развивающихся странах. .

ROMER: И одним из мест, где это в конечном итоге произошло, была Никарагуа, которую в то время контролировал диктатор Анастасио Сомоса. Один из его приятелей основал этот огромный центр сбора плазмы с идеей, что он сможет получить плазму по дешевке и продать ее крупным международным фармацевтическим компаниям.

АРОНЧИК: Никарагуанский центр плазмы работал 24 часа в сутки. И они платили тысячам людей в неделю за сдачу плазмы крови. И с самого начала что-то в этом месте казалось не так. Настолько, что редактор одной из крупных газет начал изучать это, публиковать все эти статьи об этом. Он сообщил, что доноры были смесью алкоголиков и очень бедных людей, и что многие из них в конечном итоге имели все эти проблемы со здоровьем. Были даже утверждения, что один из доноров скончался на месте.

РОМЕР: Люди стали называть это место Домом вампиров Домом вампиров. Но центр плазмы продолжал собирать плазму и продавать ее на международном рынке. И редактор продолжал жаловаться на это, пока однажды трое мужчин с ружьями не подъехали к редактору газеты и застрелили его прямо на улице. Его похороны превратились в беспорядки, которые превратились в сожжение гигантского плазменного центра дотла. А через полтора года был свергнут диктатор Сомоса.

АРОНЧИК: Так плохо выглядит плазменная промышленность. Но на самом деле, в этот момент большая волна попыток глобализации сбора плазмы фактически прошла. За несколько лет до убийства, беспорядков и поджога центра плазмы Всемирная организация здравоохранения выступила с полным заявлением против оплаты плазмы по всем причинам, которые так беспокоили редактора газеты в Никарагуа.

РОМЕР: Например, как оплата плазмы может привлечь людей для пожертвований, чье здоровье слишком уязвимо, или как оплата плазмы может помочь бедным, или как это может побудить доноров лгать о том, что у них нет болезней, чтобы гарантировать, что им заплатят, даже если это означало загрязнение источника плазмы.

АРОНЧИК: И почти каждая страна в мире выполнила это заявление ВОЗ, включая, в конечном счете, Никарагуа.

РОМЕР: Но знаете, кто этого не сделал? Соединенные Штаты. И по большей части это та система, которая существует у нас до сих пор. В США компаниям разрешается платить за плазму, а в большинстве других стран — нет.

ARONCZYK: Лекарства из плазмы используются при гемофилии и аутоиммунных заболеваниях, а также для людей, проходящих химиотерапию.И всякий раз, когда ученые находят новое лечение, мировой спрос растет. И решение всегда состоит в том, чтобы открывать больше центров сбора плазмы в США. В 2005 году таких центров было около 300. Сегодня в США более 900 компаний

.

ROMER: Чтобы лучше понять, как работает один из этих центров сбора, одна из этих шахт с плазмой крови, я устроил экскурсию по тому центру, который я посетил в Нью-Джерси.

БЕНДЖАМИН РУДЕР: Меня зовут Бенджамин Рудер, я генеральный директор B Positive Plasma.

ROMER: Центр положительной плазмы B в Черри-Хилл — один из двух центров, которыми управляет Бен. Стены здесь этакие стандартные медицинские, кремово-белые, но все вывески и прочее другого цвета.

Вы выбрали кроваво-красную цветовую схему? Ладно, это вроде как очень … ты как, ох, кровь. Кровь везде.

РУДЕР: (Смех) Да. Да, нам нравится — я не знаю. Нам нравится красный цвет (смех).

АРОНЧИК: Плазма обычно не бывает красной — она ​​больше похожа на бледно-желтый, вроде соломенного цвета.Хотя, судя по всему, цвет может меняться в зависимости от вашего рациона.

ROMER: Забавный факт, плазма женщин на противозачаточных средствах часто имеет светло-зеленый оттенок.

АРОНЧИК: Это забавный факт, Кит? Думаю, это так.

РОМЕР: Это факт.

(СМЕХ)

АРОНЧИК: Да, хорошо.

РОМЕР: Итак, Бен показывает мне морозильник, в котором хранятся все пластиковые бутылки с разноцветной плазмой, которые они собирают в течение дня.

РУДЕР: Итак, это -40 градусов по Цельсию. Наши бутылки первого дня помещаются в самую холодную часть морозильной камеры, чтобы как можно быстрее опуститься до температуры -25.

ROMER: Между этим первым морозильником, где хранится плазма того дня, и вторым морозильником, где хранится плазма, готовая к отправке, есть сотни и сотни бутылок, за каждую из которых Бен заплатил где-то от 20 до 100 долларов.

РУДЕР: Сейчас мы отправляем еженедельно. Итак, между двумя центрами, я хочу сказать, что мы отправляем около 80 ящиков каждую неделю.

ROMER: В каждом случае есть 15 литровых бутылок, то есть около 1200 бутылок плазмы крови в неделю. В зависимости от точного состава белков в каждом образце Бен может продать каждую из этих бутылок за сотни или даже тысячи долларов.

АРОНЧИК: Фармацевтическая компания, которая их покупает, затем разморозит все бутылки и просто свалит их вместе — тысячи галлонов клубничного лимонада или светло-зеленой плазмы крови, смешанные вместе в одной огромной металлической ванне.

РУДЕР: Ненавижу говорить это так, но были ли вы когда-нибудь на пивоварне, где вы видели, например, один из тех гигантских металлических предметов — это вроде … это такой же контейнер, может быть больше это, в зависимости — но просто как визуальное (смех).

ROMER: Центр B Positive Plasma, который я посетил, находился в таком сером торговом центре недалеко от шоссе. Был магазин косметики, Долларовое дерево, Уолмарт.

АРОНЧИК: И если посмотреть на то, где более 900 центров сбора расположены вокруг U.С., вы можете начать видеть отголоски стратегии, которая привела плазменную промышленность в такие места, как Никарагуа, еще в 1970-х годах.

ROMER: Согласно одному отчету о рынке, около 70% центров плазмы в США расположены в почтовых индексах с уровнем бедности выше среднего.

АРОНЧИК: Эти центры в основном расположены вблизи городов. Также есть большое скопление недалеко от границы с Мексикой. По-видимому, это одни из самых продуктивных центров страны. Многие доноры действительно приезжают через границу из Мексики, чтобы продать свою плазму и заработать немного денег.

ROMER: Правила FDA гласят, что доноры могут сдавать кровь два раза в неделю, до 104 раз в год. Центры обязаны проверять доноров каждые четыре месяца, чтобы убедиться, что их здоровье в порядке. И были некоторые исследования, которые предполагают, что пожертвовать такое количество, вероятно, нормально, но есть также изрядное количество анекдотических свидетельств того, что некоторые частые доноры имеют проблемы со здоровьем и что тестирования каждые четыре месяца может быть недостаточно.

АРОНЧИК: Но люди продолжают приходить, отчасти из-за денег.Бен, руководитель компании B Positive Plasma, довольно откровенно говорит о том, насколько важны деньги для того, чтобы заставить людей продавать свою плазму.

РУДЕР: Я бы сказал, что если бы вы делали пожертвования в течение года, верно? — вы знаете, около 3000 долларов окажут довольно значительное влияние на вас — на вас. Так что, если вы находитесь в месте, где эта сумма денег может иметь большое влияние на вашу жизнь, то эта программа обычно для вас.

ROMER: Приведи нового донора, получишь 50 долларов.И человек, которого вы называете, тоже получает бонус.

РУДЕР: Я имею в виду, что рекламные акции новых доноров охватывают весь спектр. Это может быть что-то от ста долларов в качестве пожертвования или, может быть, 150 долларов в виде пожертвования, чтобы попытаться привлечь людей к участию в программе и заманить их.

ARONCZYK: Сумма, которую вам платят за пожертвование, на самом деле тем больше, чем больше вы приходите в месяц. Вдобавок к этому вы достигаете определенного порога и получаете право на еще больше денег.

РУДЕР: В этом месяце, если вы придете шесть раз, вы участвуете в розыгрыше 200 баксов.

РОМЕР: Роберт, донор плазмы, с которым я разговаривал, сказал, что посещение центра было для него довольно обычным делом.

МЭТЬЮС: Я прихожу два раза в неделю. На самом деле я приезжаю по вторникам и пятницам.

РОМЕР: Прямо как по маслу. Это часть твоего расписания.

МЭТЬЮС: Да, да. Это как по маслу. Это похоже на работу. Когда я выхожу, если я — если я работаю днем, я прихожу вечером.

ROMER: Когда я спросил Роберта, почему он дал плазму, он сказал, что ему нравится идея, что его плазма помогает другим людям, но он был довольно откровенен о деньгах, как о более важном мотивирующем элементе.

Как вы думаете, если бы они перестали платить людям за то, чтобы они приходили сюда, вы бы заходили так же часто?

МЭТЬЮС: Честно говоря, нет, я бы не стал. Нет, не стал бы.

АРОНЧИК: Сегодня только пять стран полностью разрешают оплату за плазму — США, Германия, Венгрия, Австрия и Чехия. Остальной мир, включая мою родную страну Канаду, в основном не позволяет этого. Некоторые страны всегда были против оплаты плазмы. Остальное они приняли после того большого заявления ВОЗ еще в 1975 году.

ROMER: Чтобы попытаться выяснить, почему, мы позвонили главе некоммерческой организации, отвечающей за сбор и распространение крови и плазмы в Канаде.

ГРЭМ ШЕР: Я доктор Грэм Шер, и я главный исполнительный директор канадской службы крови.

АРОНЧИК: Технически, некоторые из менее населенных провинций Канады действительно позволяют платить за плазму. Но в больших провинциях, где проживает подавляющее большинство канадцев, не все в порядке.

SHER: Конечно, вся плазма, которую мы собираем у доноров, делается на безвозмездной основе.Канадская служба крови не платит своим донорам плазмы.

ROMER: В аргументах 1970-х годов против оплаты плазмы было три основных компонента. Во-первых, высказывались опасения, что люди, которым предлагали деньги за плазму, могли каким-то образом воспользоваться.

АРОНЧИК: Грэм говорит, что такая моральная точка зрения на самом деле его не беспокоит по поводу американской плазмы, которую в конечном итоге покупает Канада.

SHER: Пока нет эксплуатации, пока нет извращенного стимула привлечь донора и ухудшить его здоровье, это свободный выбор человека.И не мне судить о действиях этого человека или отрасли, которая его поддерживает.

ROMER: FDA регулирует американскую промышленность, и Грэхем в значительной степени доверяет FDA, которое хорошо следит за происходящим.

АРОНЧИК: Второй частью старого аргумента было опасение, что плазма от платных доноров может с большей вероятностью содержать болезнь. И это было на самом деле. В 1970-е годы проблемой был гепатит. Затем, в 80-х и 90-х годах, в Канаде и во всем мире ВИЧ действительно распространялся через кровь и плазму.

РОМЕР: Люди беспокоились, что деньги могут побудить доноров лгать, скрывать свои болезни, чтобы убедиться, что им платят за плазму. Но Грэм говорит, что в конечном итоге ученые нашли решение этой проблемы. Они выяснили, что правильная комбинация замораживания и нагрева и промывки плазмы с детергентом фактически убивает все болезни в плазме, включая ВИЧ. Плазменные продукты не вызывают болезней на протяжении десятилетий.

SHER: Сектор плазмы проделал замечательную работу по внедрению стандартов, которые делают плазму от платных доноров чрезвычайно безопасной, поэтому у нас нет возражений и по соображениям безопасности.

АРОНЧИК: Последний аргумент 1970-х годов в некотором смысле является наиболее сложным. В этой статье говорится, что если вы начнете платить людям за их плазму, они могут перестать делать другие вещи бесплатно, например, сдавать кровь во время забора крови — то, что вы обычно называете сдачей крови.

ROMER: И Грэм серьезно относится к этому вопросу, поэтому он пытается продеть эту иглу, где он выясняет, как собрать как можно больше плазмы, не прибегая к оплате людям.Канадская служба крови начала увеличивать количество неоплачиваемых центров плазмы, которыми она управляет, с целью в конечном итоге обеспечить до 50% потребностей Канады в плазме.

SHER: Пока мы можем это делать и достигать целей по сбору средств, я не думаю, что выплаты донорам становятся существенным требованием.

АРОНЧИК: Но Канада еще далека от достижения своих целей.

ROMER: Где сейчас Канада в 2021 году с точки зрения самообеспеченности плазменными продуктами?

SHER: Текущая мера — правильное число будет 14 — один, четыре — процента.

ROMER: Остальные 86% Канада покупает за границей, почти полностью из плазмы, которая была собрана и оплачена в Соединенных Штатах.

АРОНЧИК: Канада попала сюда, сделав ряд выборов десятилетия и десятилетия назад. Этот выбор является частью того, почему сейчас он так зависит от американской плазмы.

ROMER: Если бы вы изобретали систему с нуля сегодня, в Канаде, думаете ли вы, что сбор плазмы за вознаграждение стал бы частью этой системы? Или это просто историческое наследие, что это запрещено?

ШЕР: Я думаю, это во многом историческое наследие.Верный.

АРОНЧИК: Канаду никогда не заставляли менять свое положение об отсутствии платы за плазму, потому что они всегда были в состоянии выкупить свой выход из проблемы. Но такой подход не работает и не может работать для всех стран мира.

ROMER: После перерыва мы немного более внимательно посмотрим на зависимость мира от платных доноров плазмы Америки и на то, кого эта система оставляет позади.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

АРОНЧИК: В течение многих лет в индустрии плазмы крови говорили о возможности надвигающейся нехватки плазмы.Это связано с тем, что продолжают разрабатываться новые медицинские методы лечения с использованием лекарств, полученных из плазмы, и использование этих методов лечения продолжает расширяться по всему миру. Беспокойство в том, что в какой-то момент поставки плазмы из США просто не смогут угнаться.

ROMER: И когда я разговаривал с Беном Рудером, генеральным директором B Positive Plasma, он сказал, что дефицит, возможно, наконец наступил, по причине, о которой никто не ожидал, — COVID.

РУДЕР: Пандемия, безусловно, нанесла огромный ущерб этой отрасли.По всей стране сборы сокращаются, а в некоторых центрах наблюдается гораздо более серьезный спад.

ROMER: По данным Plasma Proteins Therapeutics Association, большой торговой группы, сбор плазмы в США в прошлом году упал примерно на 20%.

РУДЕР: Знаете, есть несколько факторов, верно? Итак, одна из них — уход за детьми.

АРОНЧИК: Если ваш ребенок не ходит в школу, возможно, у вас не будет времени прийти и сделать пожертвование.

РУДЕР: И тогда просто, вы знаете, вообще говоря, я имею в виду, я думаю, что люди просто … мы напуганы.

АРОНЧИК: Это была пандемия. Люди не хотели сидеть час в комнате с кучей незнакомцев.

ROMER: Но Бен говорит, что, по его мнению, есть третья причина, по которой пандемия нанесла ущерб его бизнесу, и это реакция правительства на пандемию — в частности, все государственные деньги, которые начали поступать людям в виде стимулирующих чеков или увеличенных пособий по безработице.

РУДЕР: Вы знаете, большинство жертвователей получают от 500 до 700 долларов, 800 долларов в месяц.Если это будет добавлено где-то еще, то сдача плазмы не обязательно будет в вашем — в верхней части вашего списка дел. Итак, вы как бы видите, когда приходят федеральные деньги, пожертвования падают. И по мере того, как люди тратят эти деньги, пожертвования растут. А потом — (смех) да.

АРОНЧИК: Также стоит упомянуть, что США в значительной степени закрыли границу с Мексикой во время пандемии, поэтому действительно продуктивные центры сбора там сильно упали, потому что многие из их доноров фактически живут в Мексике.

ROMER: И независимо от того, как вы взвесите эти различные факторы, внезапно поставки американской плазмы, на которые мир всегда рассчитывал, стали казаться намного менее надежными.

АРОНЧИК: И если таким странам, как Канада, пришлось резко сократить потребление плазменных препаратов, то в других странах дела обстоят намного хуже.

ROMER: Мы вызвали врача из Бразилии, который специализируется на лечении тех пациентов, которые больше всего нуждаются в лечении плазмой.

АНТОНИО КОНДИНО-НЕТО: Я Антонио Кондино-Нето, профессор иммунологии Университета Сан-Паулу, Бразилия.

АРОНЧИК: Антонио лечит пациентов с различными иммунодефицитами. Их тела не могут вырабатывать антитела, необходимые им для защиты, поэтому им требуются инъекции этих белков, иммуноглобулинов, которые находятся только в плазме крови.

ROMER: Итак, каковы симптомы пациента, который не получает этого лечения?

КОНДИНО-НЕТО: Они болеют рецидивирующими инфекциями, обычно легочными инфекциями, такими как пневмония, хронический синусит, хронический отит, хронический тонзиллит, а также диарея.Они останутся больными, и у них будет очень плохое качество жизни, как детям, так и взрослым.

АРОНЧИК: В Бразилии действует правило, согласно которому фармацевтические компании должны сообщать врачам, если нехватка лекарств становится настолько серьезной, что они думают, что, возможно, не смогут продолжать предоставлять врачам лечение, которое требуется их пациентам. Антонио говорит, что в последние несколько недель он начал получать такие письма.

КОНДИНО-НЕТО: Уважаемый доктор Кондино, это для того, чтобы сообщить вам, что сейчас у нас есть мировая проблема — нехватка плазмы.И очень скоро будет дефицит иммуноглобулиновых продуктов, производимых нами (ph), потому что у нас нет плазмы для производства продуктов.

ROMER: Как вы думаете, как скоро у вас закончатся запасы иммуноглобулина?

CONDINO-NETO: Через два-три месяца.

ROMER: А что будет с вашими пациентами?

CONDINO-NETO: Эти лекарства не являются обязательными. Пациенты должны получать заместительную иммуноглобулиновую терапию, потому что в противном случае они вернутся к рецидивирующим инфекциям, которые могут быть серьезными и могут убить их.Так что риск умереть от инфекции велик.

РОМЕР: Антонио не хватает терпения для дискуссий о том, кто обладает моральным превосходством между странами, которые платят за плазму, и странами, которые этого не делают.

CONDINO-NETO: Собираетесь вы платить или нет, я могу вам сказать, меня это действительно не беспокоит. Это наименее важная тема для обсуждения.

АРОНЧИК: Какой бы социальный вред или моральное сопротивление мы ни чувствовали по поводу несовершенного способа сбора плазмы американцами, необходимо учитывать тот самый, очень реальный вред, который случается с пациентами, когда плазмы не хватает для обхода.

ROMER: Даже после того, как пандемия пройдет, проблема с поставками не исчезнет. С каждым годом все больше и больше людей получают диагноз одного из этих редких заболеваний, и им говорят, что их жизнь можно радикально улучшить с помощью плазменной терапии.

АРОНЧИК: И примерно в последнее десятилетие исследователи начали искать, могут ли иммуноглобулины или другие белки в плазме крови как-то помочь другим пациентам, людям, у которых есть гораздо более распространенные заболевания, чем те, от которых страдают пациенты Антонио.

РОМЕР: Было проведено несколько исследований об использовании белков из плазмы для лечения таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера. Пока больших прорывов не произошло. Но если белки плазмы оказываются полезными при общем заболевании, цепочка поставок совсем не оборудована для того, чтобы справиться с каким-то огромным скачком спроса.

CONDINO-NETO: недостаточно плазмы для производства лекарств для всего мира. Пришло время изменить законы других стран мира, которые позволят им начать сбор плазмы и производить свои собственные лекарства.

ROMER: В настоящее время единственные страны в мире, которые даже близки к устойчивой самодостаточности в производстве плазмы, — это те, которые позволяют компаниям платить людям за эту плазму. Всем остальным, включая Канаду и Бразилию, остается покупать все, что можно на международном рынке, в основном в Соединенных Штатах.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

РОМЕР: Вы учитель? Мы упрощаем использование PLANET MONEY для уроков в вашем классе.Перейдите на npr.org/teachplanetmoney. Вы можете написать нам. Мы [email protected] Мы также в Facebook, TikTok, Twitter, Instagram — @planetmoney. Особая благодарность Мэтью Хотчко из Бюро маркетинговых исследований и Питеру Яворски из Джорджтаунского университета.

АРОНЧИК: Продюсерами сегодняшнего выпуска выступили Дэн Гирма и Алекси Горовиц-Гази. Наш курирующий продюсер — Алекс Голдмарк, а редактор нашего шоу — Брайант Урштадт. Эту серию отредактировал Адриен Хилл. Я Аманда Арончик.

РОМЕР: А я Кейт Ромер. Это NPR. Спасибо за внимание.

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться.Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Компания Takeda приступила к разработке плазменной терапии COVID-19

Кембридж, Массачусетс и Осака, Япония, 4 марта 2020 г. — Takeda Pharmaceutical Company Limited (TSE: 4502 / NYSE: TAK) («Takeda») сегодня расскажет членам Конгресса США о том, что она инициирует разработка поликлонального гипериммунного глобулина (H-IG) против SARS-CoV-2 для лечения людей с высоким риском COVID-19, а также изучение того, могут ли продаваемые в настоящее время и разрабатываемые продукты Takeda быть эффективными средствами лечения инфицированных пациентов.SARS-CoV-2 — это вирус, вызывающий COVID-19.

Гипериммунные глобулины — это препараты, получаемые из плазмы, которые ранее были показаны как эффективные при лечении тяжелых острых респираторных вирусных инфекций и могут быть вариантом лечения COVID-19. Являясь лидером в области плазменной терапии с более чем 75-летним опытом разработки продуктов на основе плазмы, Takeda обладает опытом исследования, разработки и производства потенциального поликлонального H-IG против SARS-CoV-2, который Такеда упоминается как ТАК-888.

«Как компания, деятельность которой направлена ​​на охрану здоровья и благополучия людей во всем мире, мы сделаем все от нас зависящее для устранения угрозы нового коронавируса», — сказал д-р Раджив Венкайя, президент подразделения вакцин компании Takeda и соавтор. руководитель группы реагирования на COVID-19. «Мы определили соответствующие активы и возможности по всей компании и надеемся, что сможем расширить варианты лечения для пациентов с COVID-19 и поставщиков, которые их обслуживают».

Takeda в настоящее время ведет переговоры с многочисленными национальными органами здравоохранения и регулирующими органами, а также партнерами в области здравоохранения в США, Азии и Европе, чтобы оперативно продвигать исследования TAK-888.Для этого требуется доступ к исходной плазме от людей, которые успешно вылечились от COVID-19 или были вакцинированы после разработки вакцины. Эти выздоравливающие доноры выработали антитела к вирусу, которые потенциально могут снизить тяжесть заболевания у пациентов с COVID-19 и, возможно, предотвратить его.

H-IG работает, концентрируя патоген-специфические антитела из плазмы выздоровевших пациентов или вакцинированных доноров в будущем. Передавая антитела новому пациенту, это может помочь иммунной системе этого человека отреагировать на инфекцию и повысить его шансы на выздоровление.Поскольку плазма, необходимая для TAK-888, вряд ли будет поступать от нынешних доноров плазмы, Takeda первоначально будет производить терапию в отдельной зоне на своем производственном предприятии в Джорджии, и ее разработка и производство не должны отрицательно повлиять на способность Takeda производить другие плазменная терапия.

«Плазменная терапия — это критически важные, спасающие жизнь лекарства, которые ежедневно принимают тысячи людей с редкими и сложными заболеваниями во всем мире», — сказал д-р.Крис Морабито, руководитель отдела исследований и разработок подразделения плазменной терапии компании Takeda. «Наше наследие в сочетании с нашим масштабом, опытом и возможностями дает Takeda уникальную возможность реализовать потенциал терапии на основе плазмы, такой как TAK-888».

Кроме того, Takeda изучает, могут ли выбранные рыночные препараты и молекулы из ее библиотеки лекарств быть жизнеспособными кандидатами для эффективного лечения COVID-19. Эти усилия находятся на начальной стадии, но в компании им уделяется большое внимание.

Внутренняя рабочая группа, состоящая из внутренних экспертов в области общественного здравоохранения, вакцин, методов лечения с использованием плазмы, а также исследований и разработок, будет продолжать искать возможности для использования нашего опыта и обширной сети глобальных партнеров для решения проблемы COVID-19. COVID-19 — это заболевание, вызываемое коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2), который может вызывать пневмонию и привел к более чем 3000 смертей во всем мире с момента его недавнего открытия. На сегодняшний день нет одобренных вакцин или методов лечения для предотвращения или лечения COVID-19.

О компании Takeda Pharmaceutical Company Limited
Takeda Pharmaceutical Company Limited (TSE: 4502 / NYSE: TAK) — глобальный биофармацевтический лидер, основанный на ценностях и ориентированный на исследования и разработки, со штаб-квартирой в Японии и стремящийся к лучшему здоровью и лучшему будущему в мире. пациенты, переводя науку в высокоинновационные лекарства. Такеда фокусирует свои усилия на исследованиях и разработках в четырех терапевтических областях: онкология, редкие заболевания, неврология и гастроэнтерология (GI). Мы также делаем целевые инвестиции в исследования и разработки в области плазменной терапии и вакцин.Мы фокусируемся на разработке высокоинновационных лекарств, которые вносят вклад в улучшение жизни людей, расширяя границы новых вариантов лечения и используя наш усовершенствованный механизм совместных исследований и разработок и возможности для создания надежного, разнообразного по модальностям конвейера. Наши сотрудники стремятся улучшить качество жизни пациентов и работать с нашими партнерами в области здравоохранения примерно в 80 странах.
Для получения дополнительной информации посетите https://www.takeda.com.

О плазменной терапии
Плазменная терапия необходима для лечения пациентов с множеством редких, опасных для жизни, сложных и генетических заболеваний, для которых существует мало других вариантов лечения или их нет вообще.Плазма — это прозрачная жидкая часть крови соломенного цвета, которая остается после удаления эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Плазма состоит из нескольких компонентов, имеющих различное клиническое применение. Плазменные продукты существуют уже около 80 лет, и в настоящее время проводятся отраслевые исследования для оценки большей потенциальной терапевтической ценности плазмы при новых заболеваниях.

Контакты для СМИ:
Японские СМИ
Кадзуми Кобаяши
Кадзуми[email protected]
+81 (0) 3-3278-2095

СМИ за пределами Японии
Кэти Джойс
[email protected]
+1 (617) 678-9370

Дебора Хиббетт
Дебора.Хиббетт @ Takeda.com
+ 41 79 961 8464

Важное примечание
Для целей данного уведомления «пресс-релиз» означает этот документ, любую устную презентацию, любую сессию вопросов и ответов, а также любые письменные или устные материалы, обсужденные или распространенные Takeda Pharmaceutical Company Limited (« Takeda ») в отношении этого релиза.Этот пресс-релиз (включая любой устный брифинг и любые вопросы и ответы в связи с ним) не предназначен и не составляет, не представляет и не является частью какого-либо предложения, приглашения или ходатайства о любом предложении о покупке или приобретении иным образом, подписываться, обменивать, продавать или иным образом распоряжаться любыми ценными бумагами или требовать голосования или одобрения в любой юрисдикции. Никакие акции или другие ценные бумаги не публикуются посредством данного пресс-релиза. Размещение ценных бумаг в Соединенных Штатах не допускается, за исключением случаев регистрации в соответствии с U.S. Закон о ценных бумагах 1933 года с поправками или освобождение от него. Этот пресс-релиз предоставляется (вместе с любой дополнительной информацией, которая может быть предоставлена ​​получателю) при условии, что он предназначен для использования получателем только в информационных целях (а не для оценки каких-либо инвестиций, приобретения, отчуждения или другая сделка). Любое несоблюдение этих ограничений может представлять собой нарушение применимого законодательства о ценных бумагах.
Компании, в которых Такеда прямо или косвенно владеет инвестициями, являются отдельными организациями.В этом пресс-релизе для удобства иногда используется «Takeda», где упоминаются Takeda и ее дочерние компании в целом. Точно так же слова «мы», «нас» и «наш» также используются для обозначения дочерних компаний в целом или тех, кто на них работает. Эти выражения также используются там, где нет никакой полезной цели для идентификации конкретной компании или компаний.

Заявления о перспективах
Этот пресс-релиз и любые материалы, распространяемые в связи с этим пресс-релизом, могут содержать прогнозные заявления, убеждения или мнения относительно будущего бизнеса Takeda, будущего положения и результатов деятельности, включая оценки, прогнозы, цели и планы на Такеда.Без ограничения, прогнозные заявления часто включают такие слова, как «цели», «планы», «полагает», «надеется», «продолжает», «ожидает», «цели», «намеревается», «гарантирует», «будет». »,« Может »,« должен »,« мог бы »,« мог бы »,« предполагать »,« оценивать »,« проекты »или подобные выражения или их отрицательные значения. Заявления о перспективах в этом документе основаны на оценках и предположениях компании Takeda только на дату публикации настоящего документа. Такие прогнозные заявления не представляют собой никаких гарантий Takeda или ее руководства в отношении будущих результатов и связаны с известными и неизвестными рисками, неопределенностями и другими факторами, включая, но не ограничиваясь: экономические обстоятельства, окружающие глобальный бизнес Takeda, включая общие экономические условия в Японии. и США; конкурентное давление и развитие; изменения в применимых законах и правилах; успех или неудача программ разработки продукта; решения регулирующих органов и сроки их принятия; колебания процентных ставок и обменных курсов валют; претензии или опасения относительно безопасности или эффективности продаваемых продуктов или продуктов-кандидатов; сроки и влияние усилий по интеграции после слияния с приобретенными компаниями; а также возможность продажи активов, которые не являются ключевыми для деятельности Takeda, а также сроки любой такой продажи, любая из которых может привести к тому, что фактические результаты, показатели, достижения или финансовое положение Takeda будут существенно отличаться от любых будущих результатов, показателей, достижения или финансовое положение, выраженное или подразумеваемое такими прогнозными заявлениями.Для получения дополнительной информации об этих и других факторах, которые могут повлиять на результаты, производительность, достижения или финансовое положение компании Takeda, см. «Пункт 3. Ключевая информация — D. Факторы риска »в последнем годовом отчете компании Takeda по форме 20-F и других отчетах компании Takeda, поданных в Комиссию по ценным бумагам и биржам США, которые доступны на веб-сайте компании Takeda по адресу: https://www.takeda.com/investors/reports/sec-filings / или на сайте www.sec.gov. Будущие результаты, показатели, достижения или финансовое положение Takeda могут существенно отличаться от тех, которые выражены или подразумеваются в прогнозных заявлениях.Лица, получающие этот пресс-релиз, не должны чрезмерно полагаться на какие-либо прогнозные заявления. Компания Takeda не берет на себя никаких обязательств по обновлению каких-либо прогнозных заявлений, содержащихся в этом пресс-релизе, или любых других прогнозных заявлений, которые она может сделать, за исключением случаев, предусмотренных законом или правилами фондовой биржи. Прошлые результаты не являются показателем будущих результатов, и результаты Takeda в этом пресс-релизе могут не служить индикатором и не являются оценкой, прогнозом или прогнозом будущих результатов Takeda.

Новости о коронавирусе

(COVID-19): FDA координирует национальные усилия по разработке методов лечения крови для COVID-19

Для немедленного выпуска:

The U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов продолжает играть решающую роль в ускорении принятия медицинских контрмер по лечению и профилактике COVID-19. В рамках ответных мер на эту пандемию агентство возглавил национальные усилия по содействию разработке и доступу к двум исследовательским методам лечения, полученным с использованием человеческой крови. Они называются плазмой выздоравливающих и гипериммунными глобулинами и представляют собой богатые антителами продукты крови, полученные из крови, сданной людьми, выздоровевшими от вируса.Продукты можно вводить людям с диагнозом COVID-19. Есть некоторые ограниченные данные, позволяющие предположить, что плазма выздоравливающего и гипериммунный глобулин могут иметь преимущество при болезни COVID-19. Вот почему так важна оценка этих методов лечения в контексте клинических испытаний и расширенной программы доступа.

«Под руководством президента Трампа FDA начинает новую национальную программу по максимально быстрому выводу на рынок препаратов для лечения COVID-19, связанных с кровью, — сказал секретарь HHS Алекс Азар.«Всеамериканский подход президента стимулировал беспрецедентное сотрудничество между государственным и частным секторами, при этом FDA нашло новые способы для частного сектора предлагать свои продукты пациентам, одновременно собирая необходимые нам данные об эффективности. Благодаря упорной работе сотрудников FDA, ученых и врачей из других стран и поддержке со стороны NIH и BARDA пациенты смогут воспользоваться этими многообещающими новыми возможностями в ближайшие недели ».

«Это важная область исследований — использование продуктов, изготовленных из крови выздоровевшего пациента, для потенциального лечения COVID-19 у людей, страдающих этим заболеванием.FDA продолжает активно взаимодействовать с партнерами в правительстве США, научных кругах и промышленности, чтобы ускорить разработку и доступность критически важных медицинских продуктов для предотвращения и лечения этого нового вируса — как для оценки безопасности и эффективности потенциальных методов лечения, так и для облегчения доступа пациентов к неотложной помощи, поскольку — сказал комиссар FDA Стивен М. Хан, доктор медицинских наук. «FDA сыграло ключевую роль в налаживании партнерских отношений между промышленностью, академическими учреждениями и государственными учреждениями для облегчения расширенного доступа к плазме выздоравливающих.Это, безусловно, отличный пример того, как мы все можем объединиться, чтобы принять быстрые меры, чтобы помочь американскому народу во время кризиса ».

На основании предыдущего опыта с респираторными вирусами и данных, полученных из Китая, эти продукты могут снизить тяжесть или сократить продолжительность заболевания, вызванного COVID-19. FDA облегчает доступ к плазме выздоравливающих для лечения COVID-19 несколькими путями. Первоначальные усилия агентства были сосредоточены на облегчении доступа к плазме выздоравливающих для лечения заболевания COVID-19 с помощью процесса экстренной исследовательской заявки на новое лекарство (eIND).FDA предоставило информацию, чтобы помочь поставщикам медицинских услуг подавать эти заявки на лечение отдельных пациентов. Агентство также способствует проведению хорошо контролируемых клинических испытаний в академических учреждениях для тщательной оценки безопасности и эффективности плазмы выздоравливающих.

Примечательно, что FDA, работая совместно с отраслевыми, академическими и государственными партнерами, предприняло усилия по разработке и внедрению протокола, который будет предоставлять выздоравливающую плазму нуждающимся пациентам по всей стране, которые могут не иметь доступа к учреждениям с клиническими испытаниями в место.Это позволит упростить процесс для поставщиков услуг, который поможет обеспечить безопасность пациентов, а также позволит собирать необходимую информацию об эффективности продукта. В рамках этого партнерства клиника Мэйо будет выступать в качестве ведущего учреждения программы, а Красный Крест Америки будет помогать собирать плазму и распространять ее для использования пациентами по всей стране. Программа была разработана при финансовой поддержке Управления перспективных биомедицинских исследований и разработок (BARDA), входящего в состав U.S. Офис помощника секретаря по вопросам готовности и реагирования Министерства здравоохранения и социальных служб. FDA ожидает, что это совместное усилие позволит доставить тысячи единиц плазмы пациентам, которые в ней нуждаются, в ближайшие недели.

Агентство также работает с промышленностью и ее правительственными партнерами для ускорения разработки и доступности гипериммунного глобулина для исследования потенциального лечения COVID-19. Гипериммунный глобулин — это биологический продукт, производимый из плазмы выздоравливающих.FDA помогает координировать исследование гипериммунного глобулина, которое будет проводиться Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний Национального института здоровья, а также координирует другие усилия в этой области. FDA продолжает предоставлять советы, рекомендации и техническую помощь, чтобы помочь ускорить разработку этих продуктов, и намеревается использовать регулирующую гибкость для предоставления этих продуктов и других важных медицинских контрмер для предотвращения и лечения COVID-19.

Людям, которые полностью вылечились от COVID-19 в течение как минимум двух недель, рекомендуется рассмотреть возможность сдачи плазмы, которая потенциально может помочь спасти жизни до четырех пациентов. Желающим сдать кровь настоятельно рекомендуется посетить веб-сайт Американского Красного Креста по адресу www.redcrossblood.org/plasma4covid или связаться с местным донором крови или центром сбора плазмы.

FDA, агентство в составе Министерства здравоохранения и социальных служб США, защищает общественное здоровье, обеспечивая безопасность, эффективность и безопасность лекарственных и ветеринарных препаратов, вакцин и других биологических продуктов для использования человеком, а также медицинских устройств.Агентство также отвечает за безопасность и сохранность продуктов питания, косметики, пищевых добавок, продуктов, излучающих электронное излучение, а также за регулирование табачных изделий.

Связанная информация

###



  • Текущее содержание с:

Ультрахолодная плазма моделирует самые экстремальные места Вселенной

Плазма, созданная физиками в Гамбурге, является хорошим кандидатом для таких испытаний, потому что она была в некотором смысле более экстремальной, чем когда-либо.Поскольку он был действительно плотным, электрические связи — взаимодействия между заряженными частицами внутри него — были очень сильными. По словам Стивена Ролстона, пионера в этой области и ученого из Университета Мэриленда, который не принимал участия в исследовании, создание сильно взаимодействующей плазмы всегда было как элементом списка желаний, так и технической проблемой для физиков ультрахолодной плазмы. «На самом деле плазма не любит сильной связи», — говорит он. По его словам, как только атомы в плазме становятся заряженными ионами, если есть достаточно времени, их электрическая потенциальная энергия может накапливаться и заставлять их покачиваться, подавляя взаимодействия, связывающие их вместе.

Из-за того, что сложно создать их в лабораториях и достичь в космосе, сильно связанные плазмы представляют собой в основном неизведанную местность для физиков. Это состояние вопроса, которое ученые еще не полностью осознают и хотят исследовать больше.

Часть успеха нового эксперимента, по словам Джульетты Симоне, соруководителя гамбургской группы, связана с объединением экспертов по ультрахолодной и сверхбыстрой физике. В результате получился один-два удара с использованием чрезвычайно холодных и контролируемых атомов в качестве основы эксперимента и чрезвычайно быстрого лазера в качестве основного инструмента для манипулирования ими.«Это большое сотрудничество между двумя областями исследований», — говорит она.

Машина, построенная ее командой, также позволила исследователям напрямую отслеживать действия электронов после того, как они оторвались от своих атомов. В прошлых экспериментах физики предполагали, что с ними происходит, только путем измерения других аспектов плазмы. Здесь они определили, что лазерный импульс вызвал резкое повышение температуры электронов до более чем 8000 градусов по Фаренгейту всего на мгновение, прежде чем они снова остыли в ответ на притяжение ионов.«Это превосходит все, что было замечено до сих пор», — говорит Симонет об этом подробном наблюдении.

По словам Киллиана, такие детали до сих пор ускользали от теорий физиков. «Многие стандартные теории, которые люди используют в плазме, которые описывают способ транспортировки энергии или массы через систему, не работают в этом режиме [взаимодействия]», — отмечает он.

Чтобы убедиться, что они понимают то, что видят, команда из Гамбурга обратилась к компьютерным вычислениям.Поскольку их плазма была очень маленькой, Марио Гроссман, аспирант в группе и соавтор исследования, говорит, что они могут рассчитать, как каждая частица плазмы взаимодействует с каждой другой. Это было все равно, что попросить компьютер описать шум в переполненной комнате, собирая мельчайшие подробности разговоров между каждыми двумя людьми.

Для их системы из 8000 частиц ему пришлось ждать до 22 дней, пока компьютер выдаст результаты. Обнадеживает то, что смоделированные частицы плазмы сделали почти то же самое, что исследователи видели в эксперименте настоящие частицы.Однако такой подход к моделированию был бы непрактичным для любой крупной естественной плазмы.

«Большая часть теории на самом деле была своего рода грубой силой -« Позвольте мне просто поместить ее на действительно большой компьютер и вычислить взаимодействия », — которая плохо масштабируется», — соглашается Ролстон. Он указывает на то, что не может быть компьютеров, достаточно мощных, чтобы одновременно обрабатывать каждое взаимодействие отдельных частиц в большой плазме. Более сложная теория могла бы уменьшить масштаб, забыть о мельчайших деталях частиц и предсказать поведение плазмы на основе ее свойств в целом.

Такая теория может помочь и ультрахолодным физикам, и исследователям, изучающим небесные тела. Он может предсказать, когда сильно связанная плазма может вызвать рябь или поддерживать электрические токи. Эти предсказания можно проверить в лабораторных экспериментах на Земле и предложить понимание эволюции или даже слияния белых карликов в космосе. «У нас изначально суперсвязанная плазма», — говорит Вессельс-Стаарманн. «Интересно было бы действительно поддерживать эту связь, чтобы тогда вы действительно могли внести свой вклад в то, что происходит с белым карликом.”

Предвидя будущее термоядерной энергии и исследований плазмы

Плазма — это удивительное четвертое состояние материи. Хотя плазма не так известна, как твердые тела, жидкости или газы, она гораздо более распространена в нашей Вселенной. Это газ, состоящий из атомов, лишенных электронов. Он составляет внутреннюю часть звезд, вызывает северное сияние и приводит в движение солнечные ветры, отражающиеся от магнитного поля Земли. Это также важно для использования реакций ядерного синтеза для производства энергии.Исследования, финансируемые Управлением науки Министерства энергетики, сделали огромные успехи в понимании плазмы и термоядерного синтеза. В новом отчете Консультативного комитета по наукам о термоядерной энергии (FESAC) излагаются перспективы развития термоядерных технологий и исследований плазмы.

Министерство энергетики уже поддержало огромные достижения в области науки о термоядерной энергии. Ученые теперь могут использовать исследовательское оборудование для производства и измерения термоядерной плазмы, нагретой до более чем 100 миллионов градусов. Они также могут моделировать эти процессы с помощью суперкомпьютеров, чтобы лучше понять, как работает плазма.Эти достижения подготовили американское сообщество исследователей термоядерного синтеза к следующему шагу: изучению «самонагревающейся» или горящей плазмы. США являются решительным сторонником многонационального эксперимента ИТЭР, строящегося во Франции, который станет первой установкой, которая достигнет этой цели.

Исследования, проведенные при поддержке Министерства энергетики, также позволили получить фундаментальные знания, необходимые для управления плазмой в коммерческих целях. Эта информация, наряду с помощью исследователей национальной лаборатории Министерства энергетики США, позволила полупроводниковой промышленности использовать плазму для удаления или добавления атомов в свои устройства.Эти новые методы производства привели к появлению многих электронных устройств, которые мы используем каждый день, включая смартфоны. Другие важные достижения включают открытие теплой плотной плазмы и создание экстремальных состояний материи.

Основываясь на этих достижениях, отчет Powering the Future: Fusion and Plasmas является результатом первого процесса стратегического планирования для всего сообщества исследователей термоядерной энергии и плазмы. За 15 месяцев сотни исследователей собрались вместе, чтобы внести свой вклад в документы, которые вошли в этот отчет.В отчете сформулирована новая главная цель — построить экономически рентабельную пилотную термоядерную электростанцию ​​к 2040-м годам. Для достижения этой цели потребуется прогресс как в фундаментальной плазменной науке, так и в технологиях термоядерного синтеза.

Что касается термоядерного синтеза, то FESAC отмечает, что исследования должны выходить за рамки ядра плазмы, которая питает термоядерные реакторы, на всю термоядерную ядерную науку и технологии. В то время как существующие исследования уже изучают материалы и технологии, необходимые для термоядерной электростанции, в отчете подчеркивается необходимость дополнительных инвестиций в эту область.В частности, исследователям необходимо разработать материалы, которые могут выдерживать экстремальные условия внутри термоядерных реакторов. Кроме того, они должны разработать инструменты, чтобы ограничить события, которые повреждают эти материалы, а также понимать, как эти материалы меняются, когда они подвергаются воздействию высоких температур и экстремального излучения. Исследовательскому сообществу также необходимо разработать технологии для производства термоядерного топлива и использовать плазму для производства электроэнергии. В отчете рекомендуется, чтобы сообщество одновременно разработало технические проекты для экспериментальной термоядерной установки.

Что касается науки и техники плазмы, то в отчете описаны три основных области исследований. Понимание астрофизической и лабораторной плазмы с высокой плотностью энергии поможет понять самые загадочные процессы в нашей Вселенной. Открытие новых состояний материи расширит наши знания о строительных блоках физики. Поиск новых способов использования плазмы может привести к усовершенствованию технологий, включая новую микроэлектронику, биотехнологии, системы очистки воды и медицинские процедуры.

Удовлетворение этих потребностей потребует значительных инвестиций. В отчете представлены альтернативные сценарии того, что может быть выполнено с учетом потенциальных будущих бюджетных условий. В частности, он рекомендует финансировать исследовательские центры, которые строятся в настоящее время, а также несколько новых. Эти установки включают инструменты для изучения материалов реактора и производства топлива.

Укрепление и построение новых партнерских отношений поможет исследователям эффективно использовать эти возможности. В отчете рекомендуется еще больше сотрудничать с другими подразделениями Министерства энергетики, другими федеральными агентствами и частными компаниями.В нем говорится, что США должны укреплять государственно-частное партнерство, чтобы ускорить развитие отечественной промышленности и сохранить наше лидерство. Поскольку установка ИТЭР должна быть введена в эксплуатацию через пять лет, он также рекомендует создать в США группу исследователей из нескольких институтов, сосредоточенную на ИТЭР. Кроме того, повышение разнообразия, справедливости и вовлеченности в исследовательское сообщество сделало бы так, чтобы все ученые приветствовались, поддерживались и могли выполнять свою работу наилучшим образом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *